sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Вторая часть польского сериала "Неожиданный Купер"...

Оригинал взят у mikhael_mark в Вторая часть польского сериала "Неожиданный Купер"...

... была продемонстрирована человечеству весной - летом 1945 года. И точно так же, как и в первой части, империя оказалась не на высоте собственного призвания. Как оно, собственно, и было в романах самого Купера. Но обо всём по порядку.

9 мая 1945 года гитлеровская Германия капитулировала. Красная Армия успешно доколачивала остатки эсэсовских недобитков в самой Германии и соседней Чехословакии, не давая им уйти в американскую зону оккупации и избежать ответственности за свои преступления, наши недавние союзники по Антигитлеровской коалиции подсчитывали трофеи и сортировали пленных. Русские предатели-коллаборационисты подлежали выдаче в СССР, ибо бороться за освобождение России от коммунистического режима Запад не планировал, Россия, хоть советская, хоть антисоветская была им не нужна. Украинские же и прибалтийские коллаборационисты находили у англо-американцев радушный приём и убежище, ибо политика отделения от России национальных окраин и создание по всей протяжённости русских границ буферных государств с марионеточными режимами была константой для Запада с 1918 года. А существенно восточнее от этих мест, на юго-западных границах СССР снова воспалились старые раны, нанесённые в 1939 году.


Истребительный батальон НКВД в 1945 году

В Западной Украине бывшие полицаи и каратели из дивизии СС "Галичина" попрятались по лесам, объявили себя "украинской повстанческой армией" и продолжили заниматься тем же, чем и при немцах - геноцидом мирного и преимущественно русского населения. Теперь, правда, уже из подполья - благо, немцы оставили им при отступлении массу оружия, как своего, так и трофейного советского, а боеприпасов столько, что с лихвой хватило бы ещё на 50 лет партизанщины. Эсэсовские недобитки быстро сговорились с "западными демократиями", НКВД, естественно, ответил на терроризм карательными операциями - в общем, всё то же самое, что и в Прибалтике. Но было и одно существенное отличие, обусловленное тем, что в Западной Украине имелась ещё и третья сила. Польская Армия Крайова.

Дело в том, что пять западных областей Украины до 1939 года принадлежали полякам. Значительная часть польских партизан-антифашистов мириться с потерей т.н. "восточных кресов" не собиралась. В самой Польше вовсю шла борьба между партизанами-националистами из АК и захватившими власть коммунистами, а поскольку исход этой борьбы казался АКовцам отнюдь не предопределённым (в Польше целые области контролировались АКовцами, создавшими собственные структуры местного самоуправления, коммунистические чиновники боялись соваться в эти края), АКовские отряды логично начали проникать и в Западную Украину. Влекла их туда не только надежда отвоевать утраченные территории. У бойцов АК имелся личный счёт к укронацистам: миллионы поляков стали жертвами геноцида, устроенного бандеровцами с подачи их немецких хозяев. Львовский погром привёл к полному (!!!) изменению этнографической карты Львова, город с преимущественно польским населением оказался насильно украинизирован, причём сопровождалось это массовыми убийствами деятелей науки и культуры. Про Волынскую резню и говорить нечего. И только естественным было стремление АКовцев к мщению.



АКовец на распутьи :))

С другой стороны, насаждение в Польше коммунистических порядков и развязанный против представителей АК террор ставился польскими партизанами в вину СССР. Да и "кресы" принадлежали теперь именно Советскому Союзу, который, таким образом, превращался в их глазах в такого же оккупанта, как и гитлеровская Германия. В итоге АК оказывалась перед перспективой войны на два фронта - и против антитеррористических подразделений НКВД, и против террористов УПА.

Таким образом, в Западной Украине к лету 1945 года сложился классический куперовский треугольник. "Империя" (СССР), втянутая в войну против национал-сепаратистов (бывшие нацистские каратели из УПА), столкнулась с некоей третьей силой, однозначно враждебной УПА и имеющей претензии к самой Империи (своеобразный аналог делаваров и могикан у Купера). Приходилось выстраивать политику в этом треугольнике, в котором к тому же оказалось зажато мирное население: каждая из трёх враждующих сторон жёстко требовала лояльности к себе и грозила террором за неповиновение. СССР чувствовал в себе силу - он только что разделался с нацистским рейхом, а заодно - и с войсками практически всей континентальной Европы, активно поддержавшей поход Гитлера на Восток. Американцы - наиболее вероятный геополитический противник в будущем - нуждались в помощи СССР на Тихоокеанском фронте и потому не рисковали идти на прямую конфронтацию. Англия была слишком ослаблена и могла играть свою геополитическую роль лишь в тандеме с США. В итоге в Кремле предпочли не разбираться в идеологических оттенках антикоммунистического подполья, а дать отмашку на его ликвидацию. Отголоски этой политики чувствуются в мемуарах бывших советских партизан и НКВДшников, принимавших участие в борьбе на Украине. Делая основной акцент на борьбе с бандеровщиной, которая воспринималась ими в качестве врага номер один (борьба с этим врагом логично рассматривалась как продолжение Великой Отечественной войны, коль скоро бандеровцы были карателями и верой-правдой служили немецким оккупантам), они в то же время не упускали случая лягнуть польских партизан из АК, называя их "бандформированиями".


Ещё один истребительный батальон НКВД. Обратите внимание: большинство
бойцов в гражданском - это добровольцы из числа населения. В "сороковые - роковые"
жители Западной Украины не считали русских "оккупантами", а бандеровцев - "борцами за независимость".
Слишком хорошо помнили, кем являлись и чем занимались бандеровцы при немцах.

В конечном итоге победа осталась за сталинским НКВД - слишком велики были ресурсы СССР, слишком велико стремление поскорее покончить с недобитым врагом и вернуться, наконец, к спокойной мирной жизни. Но стратегически, геополитически СССР эту борьбу ... проиграл. Бандеровцы, в конце концов сообразившие, что террористическими актами им победы не добиться, сменили тактику, формально изобразив раскаяние, получив из рук новых властей Украины полное прощение своих прежних грехов, фактически затаились в ожидании удобного момента. И начали обрабатывать мозги подрастающего поколения. Итог мы видим сегодня, когда подавляющее большинство украинской молодёжи считает УПА героями, Гитлера - освободителем, а СССР - оккупантами.

В Польше же при первой возможности постарались избавиться от коммунистического режима, стоившего полякам слишком большой крови. Сегодня для поляков бойцы АК являются безусловными кумирами. А репрессии против АКовцев, устроенные сталинским НКВД, серьёзно осложняют польско-российские отношения. И поневоле приходится задуматься: а так ли уж правильным было принятое в той непростой ситуации в Кремле решение? Да, сиюминутно СССР добился победы, укрепив свою власть на Украине и своё влияние в Польше и решительно покончив с несогласными. Но в долгосрочной перспективе эта победа обернулась геополитическим поражением империи и её исчезновением с карты. Представляется, что в той ситуации более целесообразным было бы привлечь на свою сторону отряды "проклятых солдат" АК, используя их бескомпромиссный антифашизм и их личные счёты с бандеровцами. Да, коммунистам пришлось бы поделиться властью - но это окупилось бы привлечением на свою сторону симпатий недавних противников. Польша получала возможность вести более самостоятельную политику - но её дружественное отношение к СССР было бы гарантировано на долгие годы, а наши геополитические враги по НАТО лишились бы такого пропагандистского козыря, как гибель в сталинских лагерях героев польского Антифашистского Сопротивления. СССР сохранил бы свой статус лидера антифашистской борьбы и после смерти Сталина, о которой диктатор с трубкой, похоже, совершенно не задумывался.

Впрочем, НКВД пытался использовать в своих целях антибандеровский энтузиазм АК. Из АКовцев формировались польские истребительные батальоны, и эти батальоны успешно действовали против нацистских банд. Однако, НКВД никогда не стремился всерьёз к компромиссу с поляками. Нередки были случаи, когда антибандеровские истребительные батальоны из бойцов АК после очистки от бандеровцев того или иного района не демобилизовывались и не перебрасывались в соседние районы Украины, а выводились на территорию Польши, где их пытались использовать против своих же собратьев - "проклятых солдат". Обычно это заканчивалось тем, что истребительный батальон в полном составе уходил в лес, пополняя собой ряды антикоммунистического подполья. А ведь это подполье было готово к серьёзному диалогу, чему лучшее подтверждение - судьба последнего главкома АК Леопольда Медвежонка-Окулицкого.


"Марширует лесная пехота"... (АКовцы на походе). Сравните, кстати, их головные уборы
с кепками истребительного батальона на верхнем фото. Комментарии тут ни к чему.

И только одно обстоятельство удерживает меня от того, чтобы ограничиться однозначными выводами: это проблема "восточных кресов". Польша в случае победы АК сохранила бы в силе свои претензии на эти территории. СССР точно так же ни за что не отказался бы от обладания Западной Украиной - это свело бы к нулю его прежнюю пропагандистскую риторику об "освободительном походе" и "воссоединении русских земель". Да и просто: то, что Польша считала своими "восточными кресами" на деле и впрямь являлось русскими территориями, подло отторгнутыми у нашей страны в период Гражданской войны. К тому же население "кресов" совершенно не стремилось возвращаться под власть Польши, где до 1939 года на них смотрели как на людей второго сорта. Что ещё туже затягивало узел противоречий и добавляло безысходности ситуации.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment