sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Category:

Деятельность графа Ф.Н. Сумарокова-Эльстона на посту наказного атамана Кубанского казачьего войска и



О.А. Леусян

В дореволюционной истории Кубани один из наиболее важных периодов приходится на 1860-е годы. Пожалуй, именно это десятилетие определило последующее развитие региона. В 1860 г. образуется Кубанское казачье войско и создается Кубанская область. Эти преобразования по времени фактически совпали с началом эпохи «Великих реформ» в России. С окончанием в 1864 г. Кавказской войны в процессы модернизации страны включается и Северо-Западный Кавказ. Крупную роль в этом сыграл граф Ф.Н. Сумароков-Эльстон (1820?-1877), с 1863 по 1869 гг. стоявший во главе Кубанской области и Кубанского казачьего войска.


Происхождение графа Феликса Николаевича Эльстона достаточно запутанно. Нет ясности даже относительно года его рождения. Одни авторы называют 1820 г., другие – 1821. Наиболее распространенной является версия о том, что он являлся внебрачным сыном внучки знаменитого русского полководца М.И. Кутузова Екатерины Федоровны Тизенгаузен и наследника прусского престола Фридриха Вильгельма IV. Со своей бабушкой (или воспитательницей) Е.М. Хитрово во второй половине 1820-х гг. он прибыл в Россию, где и получил фамилию Эльстон. Ф.Н. Эльстон получил хорошее военное образование, окончив артиллерийское училище и «продолжив курс» обучения при Артиллерийской академии. Служил в лейб-гвардии конной артиллерии, затем адъютантом при военном министре. Во время Крымской войны 1853-1856 гг. участвовал в военных действиях на Кавказе и в обороне Севастополя. В 1856 г. он женился на графине Е.С. Сумароковой и с высочайшего соизволения ему было разрешено именоваться графом Сумароковым-Эльстоном (граф С.П. Сумароков не имел потомков по мужской линии) [1].

С 1858 г. граф Ф.Н. Сумароков-Эльстон снова на Кавказе. Здесь он командует Апшеронским, затем Грузинским гренадерским полками, с 1861 г. исполняет обязанности начальника Кавказской гренадерской дивизии. В 1863 г. Феликс Николаевич становится наказным атаманом Кубанского казачьего войска. Одновременно он командует Адагумским и Джубгским отрядом русских войск, действовавших на Северо-Западном Кавказе. В 1865 г. наказный атаман ККВ Ф.Н. Сумароков-Эльстон назначается также начальником и командующим войсками Кубанской области. За свою боевую службу граф был удостоен ордена Св. Анны I ст. , ордена Св. Владимира 2-й ст. с мечами, золотой саблей с надписью «За храбрость» и др. наградами. Имелись у него и иностранные награды – австрийский орден Леопольда, баварский Св. Михаила и гессен-кассельский Крест Вильгельма. В 1866 г. он получил чин генерал-адъютанта [2].

Человек с выдающимися государственными и административными талантами, способный мыслить «на перспективу», Ф.Н. Сумароков-Эльстон внес огромный личный вклад в развитие практически всех сфер общественной жизни Кубани. В настоящей статье попытаемся рассмотреть преобразования, предпринятые им в гражданской области, не затрагивая военной сферы.

С именем Ф.Н. Сумарокова-Эльстона связан новый этап в развитии народного образования на Кубани. Еще в 1863 г. Сумароков-Эльстон издал циркуляр, в котором говорилось: «Только при совместном распространении в войсковом населении элементарного образования, грамотности, под которой разумеется не только ее механический смысл, но и поучительные беседы, чтения с учащимися всех возрастов, можно надеяться на возвышение казаков в нравственном и хозяйственном их положении» [3]. Атаман предписывал местному начальству активно включаться в дело создания школ, привлекал к нему и духовенство. При этом очень часто приходилось преодолевать инертное отношение к вопросам просвещения основной массы населения. В частности, в марте 1866 г. митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский, основываясь на присланных из Кубанского казачьего войска данных, сообщал военному министру: «местные жители вообще мало сочувствуют делу народного образования, от чего школы открывать трудно и еще труднее поддерживать. При том как прихожане, так и духовенство при своей бедности не могут сами обеспечивать всех школ всеми необходимыми средствами» [4]. Низким являлся уровень преподавания, не хватало помещений. И все же Сумарокову-Эльстону удалось добиться определенного прогресса в развитии школьного дела на Кубани. В его приказе по Кубанскому войску от 14 августа 1867 г. говорилось: «Из доклада и ведомости школ Кубанского казачьего войска убеждаюсь, что дело народного образования выступило наконец из того заколдованного круга невежества и упорства, в котором оно держалось…». К 1868 г. в Кубанской области работало уже 217 школ [5]. При активном участии графа и его жены Елены Сергеевны в Екатеринодаре в 1863 г. открылось первое женское учебное заведение на Кубани – Мариинское женское училище.

Делу народного просвещения способствовало и создание полковых библиотек, инициатором которого также Феликс Николаевич. В своем циркуляре от 21 октября 1863 г. Сумароков-Эльстон подчеркивал, что их главная задача – дать всем желающим «…возможность читать периодические издания и произведения лучших русских авторов и тем удовлетворить необходимой потребности образованного общества и содействию развития в низших слоях общества стремления к грамотности...». По инициативе наказного атамана из Московского Опекунского Совета были затребованы 4000 рублей для финансирования полковых библиотек, предприняты меры к налаживанию централизованного формирования их книжного фонда. Как отмечает известный кубанский библиограф А.И. Слуцкий, «в условиях военно-административного управления и отсутствия в области общественных библиотек именно полковые библиотеки Кубанского казачьего войска становятся хранителями "документальной памяти" региона, формируют и хранят "коллекцию текстов", необходимых для осознания регионом своей самобытности, своего неповторимого места в истории России и русской культуры» [6].

Важнейшим событием в период пребывания Ф.Н. Сумарокова-Эльстона во главе Кубанской области можно считать преобразование г. Екатеринодара в гражданский город. Начальник области хорошо осознавал, что замкнутость областного центра как «войскового города» противоречит задачам развития области, поэтому предпринял ходатайство об «открытии» Екатеринодара. В этой связи необходимо отметить, что уже с конце 1850-х гг. довольно активно (в т.ч. и на высоком уровне) ставился вопрос о перенесении войскового (и тем самым областного) центра в другое место. Предлагалось, в частности, перевести войсковое управление в Темрюк или во вновь основанное поселение при впадении в Кубань р. Лабы [7]. По словам А.Н. Малукало, в 1863 г. наказный атаман ККВ Ф.Н. Сумароков-Эльстон эти планы не поддержал, т.к. считал, что у войска не имеется достаточно средств для переноса областного центра [8]. Но уже в первой половине 1865 г. он подал ходатайство (об этом упоминается в отчете о состоянии области за 1865 г.) о предоставлении Екатеринодару «городских прав общих с другими городами империи», т.к. «этою мерой разовьется торговое значение города через водворение иногородних лиц, и самое благоустройство его» [9] .

Только в 1867 г. ходатайство начальника Кубанской области увенчалось успехом. 1 мая 1867 г. Высочайше было утверждено Положение «О заселении и управлении города Екатеринодара»; 8 июня того же года наместник Кавказский Великий князь Михаил Николаевич утвердил соответствующие Правила. Екатеринодар получил «общее для всей империи устройство» городского управления, причем преобразовывался на примере правил, уже установленных для других городов Кубани - Ейска, Темрюка, Анапы и Новороссийска (т.е. с учетом местных особенностей). Для горожан устанавливались пятилетние льготы по платежу городских и государственных налогов и повинностей. Казаки, не желавшие приписаться к городским сословиям, должны были выселиться в станицы. 6 июля 1867 г. с участием наказного атамана ККВ и начальника Кубанской области Ф.Н. Сумарокова-Эльстона состоялась торжественная церемония «открытия» города. На встрече с представителями городского общества начальник области выразил надежду, что «они, а в лице их и все члены новой городской семьи, окажут ему дружное содействие в деле благоустройства и процветания заново ныне открытого города...» [10].

С этого времени меняется структура городской власти. Город состоял в ведении начальника Кубанской области, «под главным начальством» Кавказского наместника. Собственно систему городской власти образовывали городская Дума, городской голова, городовой суд, полицмейстер, полицейское управление. По действовавшему тогда Городовому положению еще екатерининского времени городские думы служили в основном «для управления хозяйственной частью». В отличие от большинства российских городов, в Екатеринодаре дума должна была избираться в составе девяти членов «градским обществом» - по два гласных от дворянства, от купечества, от мещанства и от «всех остальных сословий» и городской голова, который мог принадлежать к любому сословию. Однако первые гласные Екатеринодарской городской думы были не избраны, а назначены начальником области графом Ф.Н. Сумароковым-Эльстоном. 11 апреля 1868 г. состоялись выборы первого городского головы Екатеринодара. Им стал отставной поручик, купец первой гильдии К.И. Фролов. И здесь окончательный выбор сделал начальник области – Фролов был выбран им из трех кандидатов, набравших наибольшее количество избирательных баллов [11].

Будучи начальником Кубанской области, значительное внимание Ф.Н. Сумароков-Эльстон уделял вопросам экономического развития региона. Видимо, не случайно именно в его бытность на этом посту на Кубани были открыты промышленные запасы нефти.

Большое внимание уделялось им развитию транспортной инфраструктуры, как имеющего «…первостепенное значение в смысле благоустройства края и развития экономического быта» [12].

Особые надежды в этом плане Ф.Н. Сумароков-Эльстон возлагал на их проект проведения железной дороги от Ростова-на-Дону и Царицына к одному из портов восточного побережья Черного моря. Записку Главнокомандующему Кавказской армии великому князю Михаилу Николаевичу, в которой излагался этот проект, он подал уже через несколько месяцев после окончания военных действий на Северо-Западном Кавказе – осенью 1864 г. [13]. Свой замысел он рассматривал в тесной связи с необходимостью коренного изменения внешнеторгового баланса России. Отмечая значительное превышение импорта над экспортом во внешней торговле России, наказный атаман ККВ писал: «… Корень зла лежит в ненормальности производительных сил и несоответственности государственных доходов с действительными богатствами…». Для исправления ситуации, по его мнению, необходимо скорейшее освоение южных и юго-восточных районов страны, в т.ч. Северного Кавказа. Добиться же этой цели можно только при условии его соединения с центром России железной дорогой. Создание такой дороги позволит не только ускорить развитие производительных сил самого региона, но и обеспечит вывоз продукции огромного поволжского района за границу через один из портов восточного берега Черного моря. Место для сооружения такого порта (одновременно - терминала новой железнодорожной линии) Сумароков-Эльстон предлагал выбрать из четырех уже существующих портовых пунктов – Анапы, Геленджика, Новороссийска и Джеметеевской бухты (Бугаза). Сам он отдавал предпочтение Анапе, т.к. считал ее естественные условия более подходящими для этой цели. Идеи Ф.Н. Сумарокова-Эльстона нашли поддержку у кавказской администрации. Поддержала ходатайство и Ростовская городская дума [14].

В течение двух лет Сумароков-Эльстон вел активную переписку с лицами, заинтересованными в проведении такой железной дороги. Наконец, в мае 1867 г. в Ейске состоялась его встреча с Кавказским наместником великим князем Михаилом Николаевичем [15], с разрешения которого на изыскания железной дороги Ростов-Екатеринодар-Анапа было выделено 5,5 тыс. руб. [16]. После долгой переписки (Кавказский округ путей сообщения не нашел возможным выделить своего представителя для проведения необходимых работ) летом 1867 г. к изысканиям линии приступил начальник работ по путям сообщения в Кубанской области подполковник Никитин. К декабрю 1867 г. он составил предварительный проект линии железной дороги, которая должна была пройти по территории Донского и Кубанского казачьих войск и Екатеринославской губернии [17]. К сожалению, этот проект был признан неудовлетворительным, а вскоре вследствие военно-политических причин изменилась и позиция кавказского начальства. Реализация проекта сооружения железной дороги по территории Кубанской области к одному из незамерзающих черноморских портов оказался отложенным на два десятилетия.

Объем статьи не позволяет более подробно остановиться на его вкладе в развитие благотворительности на Кубани, благоустройства Екатеринодара, устройство курорта Горячий Ключи и т.д., но с полным правом можно сказать, что Феликс Николаевич Сумароков-Эльстон является одним из наиболее выдающихся административных деятелей в дореволюционной истории не только Кубани, но и всего Северного Кавказа.

Примечания

1. Энциклопедический словарь по истории Кубани / под ред. Б.А. Трехбратова. Краснодар, 1997. С. 448.
2. Бардадым В.П. Граф Ф.Н. Сумарокова-Эльстон – Наказный Атаман Кубанского казачьего войска // Бардадмы В.П. Замечательные кубанцы. Краснодар, 2002. С. 4.
3. Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. / под ред. В.Н. Ратушняка. С. 555.
4. Цит. по: Трехбратова С.А. Проблемы народного образования в «Истории Кубанского казачьего войска» и перспективы исследования темы // Научно-творческое наследие Федора Андреевича Щербины и современность. Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции. Краснодар, 2004. С. 282.
5. Очерки истории Кубани… С. 556; Трехбратова С.А. Социально-экономический «портрет» народного образования Кубани во второй половине XIX века // Краснодару – 200 лет. Тезисы краевой научно-практической конференции. Краснодар, 1993. С. 144.
6. Слуцкий А.И. К истории организации полковых библиотек в Кубанском казачьем войске // http://www.cossackdom.com/doc/Slutskyi_biblioteki.htm.
7. ГАКК (Государственный архив Краснодарского края). Ф. 252. Оп. 1. Д. 2286. Л. 12об.; Ф. 670. Оп. 1. Д. 30. Л. 195 об.
8. Малукало А.Н. Кубанское казачье войско в 1860-1914 гг. Краснодар, 2003. С. .
9. ГАКК. Ф. 670. Оп. 1. Д. 25. Л. 168об.
10.Кубанские войсковые ведомости. 1867. 8 июля.
11.Екатеринодар-Краснодар: Два века города в датах, событиях, воспоминаниях... Материалы к Летописи. Краснодар, 1993. С. 134.
12.ГАКК. Ф. 670. Оп. 1. Д. 25. Л. 221об.
13.ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 2371. Л. 1-3об.; Ф. 670. Оп. 1. Д. 25. Л. 195.
14.Прибавление к № 5 Ведомостей Ростовской (на Дону) городской думы. 31 января 1865 г.
15.ГАКК. Ф. 249. Д. 2371. Л. 82-83.
16.ГАКК. Ф. 670. Оп. 1. Д. 31. Л. 157-157об.
17.ГАКК. Ф. 249. Д. 2371. Л. 224-224об.
Источник

Изображение пушечных стволов сложенных накрест указывают на Тенгинский военный пост в устье реки Шапсухо, на берегу Тенгинской бухты, основанный в 1864 году Шапсугским отрядом, под командованием генерал-майора графа Сумарокова-Эльстона. Ныне на месте Тенгинского укрепления и Тенгинского поста расположен поселок Лермонтово.

князь Юсупов граф Сумароков-Эльстон Феликс Феликсович


отец Ю. - Феликс Эльстон был внебрачным сыном герм. императора Вильгельма I и получил графский титул и двойную фамилию, вступив в брак с единственной дочерью и наследницей графа Сумарокова).


Иностранные ордена: Гессенский Людвига кавалерского креста 1-го кл. (1889); Французский Почетного Легиона кавалерского креста (1892); Черногорский Князя Даниила І-го 3-й ст. (1894); Персидский Льва и Солнца 3-й ст. (1895); Шведский Вазы коммондорского креста 2-го кл. (1896); Французский Почетного Легиона офицерского креста и Румынский Короны коммондорского креста (оба – 1897); Румынский Звезды офицерского креста 2-й ст. (1899); Датский Данеброга большого креста (1910); Бельгийский Короны большого креста (1915).

Эльстон был внебрачным сыном высокопоставленного лица. Фамилию «Эльстон», которую носила его кормилица-англичанка
Преобладала точка зрения, что Эльстон — племянник императрицы и, следовательно, двоюродный брат Александра II. Князь Феликс Юсупов в книге воспоминаний так писал о происхождении деда:

Феликс Николаевич Сумароков-Эльстон, выходец из «иностранных дворян», был утвержден в должности наказного атамана 23 августа 1863 г. Родился он в 1821 г., имел титул графа. В 1836 г. окончил полный курс в артиллерийской академии. Военную службу проходил в лейб-гвардии конной артиллерии, был адъютантом и офицером для особых поручений у военного министра, флигель-адъютантом императора Александра II, некоторое время являлся вице-директором канцелярии военного министра. В 1858 г. Сумароков-Эльстон был переведен на Кавказ, где командовал сначала пехотным полком, а через два года, уже в чине генерал-майора, стал помощником начальника Кавказской гренадерской дивизии. В течение долголетней службы Сумароков-Эльстон участвовал во многих походах и сражениях, в частности в Крымской войне и в завершающем этапе Кавказской войны (1858—1864 гг.). Был награжден несколькими орденами и медалями, как российскими так и иностранными, имел золотую саблю «За храбрость».

Ф. Н. Сумароков-Эльстон вступил в должность наказного атамана Кубанского казачьего войска и начальника Кубанской области в то время, когда завершилась долголетняя Кавказская война. Результатом ее стали такие негативные процессы, как переселение значительной части горцев в Турцию, полунасильственное заселение казаками предгорий Западного Кавказа, не оправданное с хозяйственной точки зрения и обернувшееся для жителей новых станиц многими лишениями. Естественно, что от наказного атамана, назначаемого императором, трудно было ожидать какой-либо самостоятельной политики в этих вопросах, относящихся к прерогативам самодержавной власти.

Вместе с тем окончание военной кампании открыло перед областью возможности экономического подъема, развития просвещения (чему немало содействовал Сумароков-Эльстон), торговли, промышленности, строительства. Ведь даже областной центр в 60-е годы прошлого века, по мнению путешественников, напоминал большую станицу, в нем почти не было двухэтажных зданий, а сам «дворец наказного атамана» представлял собой небольшой одноэтажный домик с железной крышей, крашенной в зеленый цвет. Возле дома стояла пушка на колесах, ходил часовой казак с обнаженной саблей у плеча, а по атаманскому двору, как вспоминал Ф. А. Щербина, учившийся тогда в Екатеринодарском духовном училище, часто расхаживали большой прирученный болотный журавль, павлин и пава... И трудно было поверить, что спустя три-четыре десятилетия эта картина, как и вся жизнь в области, кардинально переменится.

После переселения на Кубань черноморских и донских казаков атаманская булава здесь доставалась многим. Однако атаманы, в силу изменившегося положения казачества, служили уже не «товариству», как именовалась прежде казачья вольница, а государю-императору, их деятельность осуществлялась в русле государственной политики того времени.

Соединяя военную и гражданскую власть, атаманы располагали значительными полномочиями и играли немалую роль в вопросах экономики, благоустройства, общественной жизни края. Поэтому прямо или косвенно их биографии связаны с историей Кубани.


Граф был старшим из своих троих братьев. В 1882 году второй из братьев ‒ граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон (1856-1928) женился на княжне Зинаиде Юсуповой, которая родила ему двоих сыновей: графа Николая Феликсовича Сумарокова-Эльстона (1883-1908) и графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона (младшего) (1887-1967).


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments