sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

Применение ракет в XIX веке.

direkt_mashin
смотреть здесь

В «Уставе ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки», написанным в 1607 – 1621 годах Онисимом Михайловым, среди прочих сведений по артиллерийскому делу впервые было подробно описано устройство, способы производства, хранения и боевого применения ракет, в частности при осаде крепостей. С 1680 года в России существовало уже специальное Ракетное заведение. В этом Ракетном заведении в конце XVII века изготовлялись различные ракеты и пороховые составы к ним. Здесь же шло обучение будущих русских мастеров ракетного дела Г.Г.Скорнякова-Писарева и В.Д.Корчмина. В 1717 году на вооружение армии была принята сигнальная ракета, аналогичная древним китайским, которая просуществовала в русской армии без особых изменений почти 150 лет и широко используется поныне в народных увесилениях. Первые ракеты,

[Spoiler (click to open)]

предназначенные для поражения живой силы и материальной части противника, были созданы генерал-майором Александром Дмитриевичем Засядко (1779-1838гг). К 1817 году ему удалось на базе осветительной ракеты создать боевые ракеты фугасного и зажигательного действия трех калибров: 2-, 2,5- и 4-дюймовые (51-, 64- и 102-мм). Засядко сконструировал и стартовый станок, состоявший из деревянной треноги с железной трубой, которая могла вращаться в горизонтальной и вертикальной плоскости. В последующем Засядко сконструировал станки, с которых производился залповый огонь из шести ракет. В 1826 году на Волковом поле (артиллерийском полигоне Военного ведомства) бало организовано Ракетное заведение, то есть небольшой завод по производству боевых ракет. С началом турецкой войны 1828 года Ракетное заведение перевели в город Тирасполь. В конце августа 1828 года из Петербурга под осажденную турецкую крепость Варну прибыл гвардейский корпус. Вместе с корпусом прибыла и первая русская ракетная рота под командованием подполковника В.М.Внукова. Рота была сформирована по инициативе генерал-майора А.Д.Засядко. На вооружении роты состояло: шесть шеститрубных станков для 20-фунтовых ракет, причем «станки сии построены на манер наших по причине той, что оные во всем превосходнее английских»; шесть треножных станков для 12-фунтовых ракет и шесть треножных станков для 6-фунтовых ракет. Ко всем видам станков полагалось 3 тысячи боевых и зажигательных ракет, но готовых оказалось только 1100. Остальные ракеты были изготовлены в Тирасполе.

Ракетная рота получила боевое крещение под крепость Варной 31 августа 1828 года во время атаки турецкого редута, расположенного у моря южнее Варны. Боевое применение ракет в компанию 1828 года показало, что наиболее эффективные дальности стрельбы для 36-фунтовых ракет 1000-2000 м, для 20- и 12-фунтовых ракет 900-1400 м.

ВТОРОЕ УПРАВЛЕНИЕ Г. Ш.

На рассвете 17 апреля 1829 года паромы с пушками и ракетными станками атаковали турецкие речные суда у крепости Силистрия. Вот как описывает действие ракет очевидец тех событий:

«Сперва одна пролетела огненною змеею над темной поверхностью Дуная, за ней- другая, и эта- прямо в канонерскую лодку. Искры как будто от фейерверочного «бурана» блеснули от ракеты и обхватили весь бок неприятельской лодки; потом показался дым, а за ним и пламя, как огненная лава, с треском взвилось над палубой и осветило подступы русским застрельщикам, которые на лодках устремились к турецким судам ».

После войны 1828 – 1829 годов модернизацией ракет занялся полковник Внуков, возглавивший Ракетное заведение. В результате была несколько усовершенствована конструкция ракет, улучшилось качество пороха, были применены прессы для снаряжения ракет, что привело к дальнейшему улучшению баллистичеких данных ракетного оружия.

В 1842 году начальником Ракетного заведения был назначен полковник К.И.Константинов (1818-1871), член Морского ученого комитета и Военно-ученого комитета. В 1847-1850 годах на основе устройства орудийной баллистической установки Константинов создал ракетный электро- баллистический маятник. Этот прибор позволял с достаточной для практики точностью измерять тягу ракет и определять зависимость ее от величины времени. Созданием ракетного электробаллистического маятника были заложены основы теории баллистики ракет, без чего немыслимо было дальнейшее развитие реактивного оружия.

На вооружение русской армии были приняты следующие ракеты системы Константинова: 2-, 2,5- и 4-дюймовые (51-, 64-, и 120-мм). В зависимости от назначения и характера стрельбы были введены и новые названия ракет- полевые и осадные (крепостные). Полевые ракеты вооружались гранатами и картечью. Осадные ракеты вооружались гранатами, картечью, зажигательными и осветительными снарядами. К полевым ракетам относились 2- и 2,5-дюймовые, а к осадным (крепостным)- 4-дм. Вес боевых ракет зависел от типа боевой части и характеризовался следующими данными: 2-дм. ракета весила от 2,9 до 5кг; 2,5-дм.- от 6 до 14кг и 4-дм.- от 18,4 до 32кг.

В пусковых установках (ракетных станках) Константинова используются трубчатые направляющие. Причем зазор между трубой и ракетой был сделан меньше, чем в английских пусковых установках, что улучшает кучность стрельбы. Одинарные пусковые установки Константинова состоят из короткой железной трубы, установленной на деревянной треноге, унифицированной с треногой полевого инженерного теодолита. Угол возвышения трубы обычно придается по квадранту, установленному на трубу. Горизонтальное наведение станка осуществляется непосредственным визированием трубы в цель. Пусковые станки чрезвычайно легки и удобны для переноски людьми и перевозки на животных. Максимальный вес станка с трубой не превышает 55 килограммов.

Для конных ракетных команд Константинов специально разработал облегченную пусковую установку весом около 1 пуда ( 16,4кг). Она легко и быстро вьючится на лошадь. Дальности стрельбы ракет системы Константинова, созданных им в 1850-1853 годах, были весьма значительны для того времени. Так, 4-дм. ракета снаряженная 10-фунтовыми ( 4,1кг) гранатами, имела дальность стрельбы 4.150м, а 4-дм. зажигательная ракета- 4.260 м. Дальности стрельбы боевых ракет значительно превосходили дальности стрельбы артиллерийских орудий соответствующих калибров. Например, четвертьпудовый горный единорог обр.1838г имел максимальныую дальность стрельбы всего лишь 1.810 метров. Ракеты Константинова по своим весогабаритным характеристикам мало отличались от зарубежных аналогов, но превосходили их по кучности боя. Так, сравнительные испытания американских (системы Геля) и русских ракет, проведенные летом 1850 года, показали, что боковое отклонение русских ракет было не более 30 шагов ( 21м), в то время как американские ракеиы имели боковое отклонение до 240 шагов ( 171м).

В 1851 и 1852 годах Ракетное заведение выпускало по 2700 ракет в год, в 1853 году- 4000 ракет, в 1854 году- 10.488.

В мае 1854 года по запросу командуещего Южной армией А.С.Меншикова из Петербургского Ракетного заведения в Севастополь было отправлено 600 боевых ракет 2-дюймового калибра. С этой партией ракет в Севастополь были посланы ускоренным способом перевозки (из тройки в тройку перепрыгивая) поручик Д.П.Щербачев, фейерверкер и четыре рядовых, «ознакомленных с действием и употреблением боевых ракет». Обоз с ракетами отправился из Санкт-Петербурга в мае 1854 года, однако, прибыл в Севастополь лишь 1 сентября того же года.

В 1855 году подполковник Ф.В.Пестич сформировал подвижную ракетную батарею из присланных ракет и пусковых установок для них. Установки разместили на пяти троечных полуфурках, взятых из обоза Тарутинского полка, а батарею укомплектовали двадцатью матросами-комендорами 28-го флотского экипажа. На каждую установку выделии по 70 ракет. Остальные 250 ракет передали на батреи Александровского и Константиновского равелинов.

Уже в агонии обороны Севастополя Пестичь предложил устанавливать в окнах верхних этажей сохранившихся зданий станки для запуска ракет на стратегически важных направлениях атак союзных сил. Первые пробные пуски произвел лично Пестич из окон новой трехэтажной казармы, смежной с морским госпиталем. Пуски оказались весьма удачными- при установке углов возвышения 20º ракеты долетали до передовых траншей. Взрывы ракет произошли прямо во вражеских траншеях, нанеся неприятелю значительный урон в живой силе. Через некоторое время неприятель открыл артиллерийский огонь по верхним этажам казармы.

10 августа 1855 года в районе Ревеля был произведен ракетный залп по кораблям коалиции. Командовал ракетчиками сам К.И.Константинов. Попаданий в корабли замечено не было.

Ракеты Константинова активно применялись во время войны 1853-1856 годов на Дунае, на Кавказе, в Севастополе и в Средней Азии. Они показали высокие боевые качества как против пехоты и кавалерии, так и при осаде крепостей. Осбенно при взятии кокандской крепости Акмечеть на реке Сыр-Дарье, когда с паровых баркасов «Перовский» и «Обручев» производился неоднократный запуск боевых ракет, рассеивающих конные массы кокандцев, и вызвавших пожары в крепости, что особенно показательно, учитывая крайне незначительное использование дерева в глинобитном средне-азиатском градостроительстве

В качестве примера успешного применения ракет можно привести сражение под Кюрук-Дара (Кавказская кампания 1854 года). Отряд князя Василия Осиповича Бебутова в составе 18 тысяч штыков и сабель атаковал 60-тысячную турецкую армию. Артиллерия русских состояла из 44 пеших и 20 конных пушек и 16 ракетных станков, состоявших на вооружении конно-ракетной команды. В рапорте начальника артиллерии Отдельного Кавказского корпуса от 7 августа 1854 года говорилось: «Приведя в страх неприятеля, ракеты неожиданностю и новизной своего употребления не только произвели сильное нравственное впечатление на его пехоту и кавалерию, но, будучи метко направляемы, наносили и действительный вред массам, особенно во время преследования».

Во время польского восстания 1863 года, в действующую армию была направлена 4-я рота морского гвардейского экипажа под командованием капитан-лейтенанта К.В.Небольсина. Вместе с ротой 24 февраля были отправлены четыре 12-весельных металлические шлюпки системы Френсиса, вооруженные каждая однофунтовой пушкой на вертлюге и двумя ракетными станками конструкции Константинова с трубками для метания, и 120 двух-дюймовых ракет. Флотилия шлюпок базировалась на Висле в окрестностях Варшавы. Часть станков в августе-сентябре участвовала в сухопутных экспедициях и была использована для запуска ракет в атакующие колонны косиньеров.

Опытами, проведенными с 1860 по 1862 год, при помощи ракетного электро- баллистического маятника Константинову удалось установить, что направлен -ность полета ракет старого образца (1849г) зависит от неравномерного горения «глухого состава», который значительно толще стенки порохового (основного) состава кольца. Было также установлено, что если «глухой состав» сделать такой же длины, как толщина кольца основного ракетного состава, то можно избежать резких отклонений полета рактеты от заданной траектории. Это и было достиг- нуто в новом образце ракеты, сконструированном Константиновым в 1862 году. Новая ракета также имеет форму гранаты, но в значительной мере отличается своим внутренним устройством. Усовершенствование «глухого состава» значительно улучшило баллистические качества ракет. В частности, увеличилась скорость полета ракет, стал более стабильным полет их на активной ветви траектории. Все это привело к увеличению точности стрельбы и эффективности их действия.

Ракеты обр.1862 и незначительно отличающиеся от них обр.1862/95 изготовляются двух калибров: для полевой артиллерии- 2-дм. с дальностью стрельбы 1500м (снаряжаются зажигательными зарядами и картечью в 120 пуль с вышибным зарядом срабатывающим на конечном отрезки траектории, находящимся при ВН+25º на высоте 15-20м и рассоянии около 1.300м от места старта) и для крепостной, осадной и речной-корабельной артиллерии- 4-дм. с дальностью стрельбы до 4.200м (боеая часть- зажигательная и осколочная гранаты, а так же новейшая «термитная» картечь. «Термит»- это смесь, недавно полученного академиком Менделеевым, металла алюминия и железной окалины. Температура горения «термита» достигает 3.000ºС. Сегменты «термита» вылетают из гранатного стакана под действием вышибного заряда, подобно шрапнельным пулям, загораясь в момент взрыва. Попадая в деревянные стены или крыши зданий, сегменты углубляются в них примерно на 10 сантиметров и вызывают пожар.

В 1868 году К.И.Константинов создал новый ракетный станок и новые пусковые устройства, благодаря которым скорострельность ракет увеличилась до 6 выстрелов в минуту. За проектирование ракетного станка для 2-дм. ракет ученый совет Артиллерийской академии присвоил в 1870 году К.И.Константинову большую михайловскую премию.

К сожалению, после смерти К.И.Константинова в 1871 году, ракетное дело в русской армии пришло во временный упадок. В войне 1877-1878гг ракеты использовались лишь эпизодически и в небольших количествах, что объясняется возросшей мощью нарезной артиллерии и общей недооценкой других средств огневого поражения. Более активно ракеты применялись в Хивинской ( 1870г) и Ахал-Текинской ( 1880-1881гг) экспедициях, что связано с их хорошей мобильностью (ракеты и станки перевозились на вьюках) и сильным психологическим воздействияем на впечатлительных и недисциплинированных азиатов. Ракеты применялись весьма успешно, однако, случались и трагические неудачи:

«В самом начале дела генерал заметил, что массы текинской кавалерии готовятся сделать на отряд атаку. Зная, что против среднеазиатской кавалерии наилучшее средство ракеты, наводящие своим шумом панический ужас на лошадей, покойный Михаил Дмитриевич (генерал М.Д.Скобелев – Г.Ш.) приказал отряду остановиться, вызвал на позицию ракетную сотню и велел открыть огонь, сам стоя в интервале между двумя станками, верхом. Казак приложил фитиль. Послышалось шипение… Масса огня и дыма вырвалась из станка, который грузно шлепнулся на землю. РАКЕТА НЕ ПОШЛА. Каждую секунду надо было ожидать разрыва гранаты, помещенной в ракете и самого станка. Все окружающие пригнулись и зажмурились… Незабвенный наш герой дал шпоры лошади, храпевшей и бившейся от страха; она высоко взвилась на дыбы и заупрямилась, новый удар в бока- и лошадь одним прыжком очутилась над станком. Грянул оглушительный взрыв. Звеня и свистя разлетелись осколки. Облако дыма скрыло на минуту Михаила Дмитриевича из глаз окружающих, пораженных его поступком…

Черная пелена рассеялась, и он предстал всем нам целым и невредимым, с самым покойным выражением лица… По бокам и брюху его белоснежного коня текли струйки крови из трех или четырех ран… В нескольких шагах по земле катался в предсмертных судорогах казак с пробитой грудью и животом. Я не берусь описывать чувство энтузиазма, охватившее всех присутствовавших… Загремело: Ура ! Полетели вверх фуражки.

Не медля ни минуты, по отданному сотенным командиром приказанию, первый номер второго станка приблизил левой рукой фитиль, сотворив правой крестное знамение… С шипением вылетела ракета и угодила как раз в толпу текинцев, немедленно рассеявшихся. Казак на месте же получил Георгиевский крест.»

А.А.Майер «Наброски и очерки Ахал-Текинской экспедиции 1880-1881. Из воспоминаний раненого ». Николаев 1884 год.

Tags: 1853, 1854, 1855, 1863, 1877, 1878
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments