sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Category:

Коммунизм в советской России воздвигался американским капитализмом. Часть 2.

Оригинал взят у cat_779 в Коммунизм в советской России воздвигался американским капитализмом. Часть 2.
В 1920е годы в СССР действовало 350 иностранных концессий почти во всех отраслях хозяйства, большинство из которых были американскими и германскими.
После октябрьского переворота 1917 г. произошла еще одна американизация.
В России американизация была одновременно и второй попыткой модернизации страны, так как первая, начавшаяся с 1860-х гг. после отмены крепостного права, завершилась коллапсом империи. Советская модернизация, как и первая, проводилась сверху — государством, за счет населения, снова не затронув политическую систему, оставшуюся авторитарной. Другая ее черта — она была направлена, в отличие от европейских стран, не на массовое производство товаров потребления, а на создание военной промышленности.
Большевистская власть насильственно прервала культурный Ренессанс, который страна переживала на рубеже XIX и XX веков.
Коммунизм в советской России воздвигался американским капитализмом.
…Ах, товарищи потомки — на хитрости строился социализм: был экспорт, было поступление валюты. За валюту покупался капиталистический инженер, который строил социалистические машины».
Aмериканизация советской России была направлена против самой Америки.
После того, как восстановление хозяйства в СССР было успешно завершено с американской помощью,
США превратили во врага..

Начало: Коммунизм в советской России воздвигался американским капитализмом. Часть 1.
http://cat-779.livejournal.com/64082.html


Американская производственная колония (АИК «Кузбасс»), основанная в 1921 году.

Для изучения американского опыта было послано несколько комиссий, а в 1936 г. в командировку отправился сам нарком. Опыт США стал главным в налаживании советской пищевой отрасли. «Америка больше всего нам подходит», — заключил Микоян. «Всю нашу мясную промышленность, — признался он, — мы строим по типу американской мясной промышленности».(Если бы не США, где была бы знаменитая советская колбаса?)

Результатом поездки стала модернизация пищевой отрасли. Микоян привез из Америки современную холодильную технику, что радикально изменило хранение пищевых продуктов; технологию консервирования и конвейерного производства полуфабрикатов. На закупленном в США оборудовании стала работать первая фабрика мороженого в Москве. Правда, из-за технических проблем советским людям не удалось попробовать понравившиеся Микояну гамбургеры, зато вместо них появилась знаменитая микояновская котлета и новый тип булок, названный «городской».

Роль США в советской индустриализации высоко оценил Сталин: «Много помогли нам американцы. Это надо признать. Лучше других и смелей других помогали. Спасибо им за это». Американскому послу А. Гарриману он признался, что около двух третей всех крупных промышленных предприятий СССР были построены с помощью или при техническом содействии США. Помимо автомобильных и тракторных, это машиностроительные заводы (Уралмаш, Краматорский, Россельмаш), Днепрогэс и т.д.
(Именно поэтому и надо было впоследствие скрыть американскую помощь, чтобы врать всему советскому народу, якобы всё разрушенное хозяйство восстановила КПСС , она же добилась потрясающих результатов в модернизации.)

Крупнейший в мире Магнитогорский металлургический комбинат представлял увеличенную копию американского завода United Steel Company в г. Гэри, штат Индиана.
Большая часть советских предприятий работала на электрооборудовании от International General Electric, построенный ею Харьковский электромеханический завод был мощнее главного предприятия компании в Скенектади. Иными словами, коммунизм в советской России воздвигался американским капитализмом.

О парадоксальности советской индустриализации размышлял Ю. Олеша: «Читаю в газете: Магнитострой будет строить американская фирма. Вся полнота власти принадлежит главному инженеру. Американским инженером, буржуа (да еще американским, самым что ни на есть единоличником?!) возводится гигант социалистической промышленности. Хотел бы я увидеть этого господина. …Как же так, а? Капиталистический человек возводит социалистическую постройку. …Ах, товарищи потомки — на хитрости строился социализм: был экспорт, было поступление валюты. За валюту покупался капиталистический инженер, который строил социалистические машины».

В 1920-е гг. распространился лозунг — «Учиться у американцев». После постановления Политбюро ЦК РКП(б) от 1925 г. «О привлечении иностранных техников и обучении наших техников за границей» в СССР начали приезжать американские специалисты, а советские инженеры и рабочие проходили стажировку за рубежом; у Форда обучалось 230 человек.
Только в тяжелой промышленности на 1 января 1933 г. насчитывалось 6550 иностранных специалистов, причем некоторые из них были награждены советскими орденами, среди них — американцы: главный консультант Днепростроя Х. Купер и пятеро его коллег — орденом Трудового Красного Знамени, Л. Э. Сважиан с Харьковского тракторного завода — орденом Ленина.

Генри Форд был кумиром и героем не только в США, но и в Советском Союзе. Издавались его книги («Моя жизнь, мои достижения», 1924, «Сегодня и завтра», 1927), последняя даже рекомендовалась в качестве вузовского учебника по научной организации труда, в серии ЖЗЛ в 1935 г. появилась его биография (Беляев Н. З. Генри Форд). «Правда» писала о прогрессе «фордизации» на советских заводах, а популяризатор Форда в России Н. С. Лавров, подобно Ленину, призывал достигнуть коммунизма с помощью фордизма. Сталин однажды признался, что больше всех американцев ему нравится Форд. В знак благодарности управляющий его компанией Ч. Соренсен получил в подарок драгоценную серебряную шкатулку Екатерины II.
Автомобильный магнат стал образцом для «красных директоров». Работы Форда рекомендовались руководителям трестов и предприятий. В советском обществе насаждались черты американского характера — энергичность, деловитость, организаторские качества.

В «Очередных задачах советской власти» Ленин сетовал, что «русский человек — плохой работник», поэтому важнейшим делом считал «учиться работать»(Ленин имел ввиду "красных").
Он настаивал на необходимости прививать россиянам «американскую деловитость», внедрять систему Тейлора — научную организацию труда и управления.
После его смерти Сталин заявил: «Американская деловитость, эта та неукротимая сила, которая не знает и не признает преград… Соединение русского революционного размаха с американской деловитостью — в этом суть ленинизма в партийной и государственной работе».

Влияние Америки испытала не только советская экономика, где появились даже тресты, правда, как государственная форма управления, но и другие области. «Со словами «Америка», «американское», — писал архитектор и публицист Л. М. Лисицкий, — в Старом Свете, в Европе связаны представления о чем-то сверхусовершенствованном, рациональном, целесообразном, универсальном».
Созданный в 1930 г. в Москве при ВСНХ филиал фирмы А. Кана под названием «Госпроектстрой» стал «учебно-производственным» центром по овладению американским опытом поточно-конвейерного метода проектирования промышленных предприятий. Через него прошло в общей сложности свыше 4 тыс. советских архитекторов, инженеров и техников. По образцу «Госпроектстроя» была реорганизована вся система проектирования в СССР.(Результатами мы пользуемся до сих пор)

Советские архитекторы стажировались в Соединенных Штатах; в Детройте с их участием разрабатывались проекты для СССР. После посещения Всемирной выставки 1939 г. в Нью-Йорке секретарь Союза архитекторов К. С. Алабян организовал группу по изучению скоростного малоэтажного жилищного строительства США, но до 1960-х гг. этот опыт так и не пригодился.

Выступая на 1 съезде архитекторов СССР (июль 1937 г.), Фрэнк Л. Райт предостерег российских коллег от подражания американской архитектуре, свойственной ей гигантомании (в 30-е гг. в Нью-Йорке были построены Эмпайер билдинг, здание Крайслер, Рокфеллеровский центр). «В некоторых ваших зданиях я заметил тенденцию повторять в сооружениях, призванных служить народу, архитектурные мотивы, созданные некогда культурой аристократии… Дворцовый стиль нелегко преодолеть. …В США медленно и болезненно начинают понимать, что гигантомания не означает величия». Но именно этот стиль был заимствован сталинским режимом при возведении высотных зданий в Москве.

Помимо технологий, большевиков привлекало американское народное образование. Они намеревались сформировать для коммунистического общества нового человека, радикально изменив его природу; произвести, по словам Троцкого, его «переплавку». При создании советской школы была использована концепция образования философа Дж. Дьюи. В основу единой трудовой школы положен его принцип обучения с помощью труда: ребенок приобретал знания на собственном опыте (уроки труда, наглядные пособия и пр.). По этому принципу в 1920-е гг. составлялись учебные программы.
Американизация захватила и советскую массовую культуру.
Увлечение джазом не обошло стороной строителей коммунизма. Пианист и композитор А. Цфасман со своим джазовым коллективом в 1928 г. выступил по радио и выпустил грампластинку. Но в том же году в газете «Правда» появилась обличающая джаз статья М. Горького «Музыка толстых».
В кино американское влияние проникло еще до революции, когда на смену героям неврастеникам, не способным постоять за себя, стали приходить успешные бизнесмены. Американские фильмы привлекали известного актера русской психологической школы Ивана Мозжухина.
«Я …предчувствую те безграничные возможности, которые открывает Америка, — говорил он перед отъездом в Голливуд. — Я не хочу больше… «Преступления и наказания»… Меня захватывает «американщина», и преклоняюсь я перед Шарло, перед … Чарли Чаплином…».

В иммиграции он попытался сменить амплуа на физически и душевно здорового оптимиста в духе Фербэнкса. Чтобы работать в Голливуде, Мозжухину пришлось изменить форму носа и фамилию (Джон Москин). Но, как он признался позже, его «ждало горькое разочарование», в американской среде он не прижился и вернулся в Европу.
Первой американской картиной, которую увидели советские зрители, была «Нетерпимость» Дэвида У. Гриффита. «Ни один значительный советский фильм, сделанный в последующие десять лет, — заметил историк кинематографа Дж. Лейда, — не избежал влияния «Нетерпимости»».
С появлением в кино звука С. Эйзенштейн, Г. Александров и Э. Тиссэ были посланы в заграничную командировку для освоения новой техники. По приглашению фирмы «Парамаунт» они работали в Голливуде. «Как невозможно было перестроить АМО и построить Горьковский автозавод, не изучив конвейерного опыта фордовских предприятий в Детройте, — писал Александров, — так же затруднительно было создать советскую кинопромышленность, не побывав на технически великолепно оснащенных, мощных, устроенных на промышленной основе студиях Голливуда».

Поездка повлияла на все творчество Александрова, прозванного «американцем». Его фильмы, коммунистические по идеологии, явно напоминали голливудские образцы, а облик Л. Орловой — М. Дитрих. Она даже играла американок в «Цирке» и «Встрече на Эльбе». Да и характеры героев лент Александрова весьма схожи с американскими — молодые, жизнерадостные, во всем добиваются успеха, но не для себя лично, как американцы, а для всей страны.
Во время коллективизации и массового голода компартия взяла курс на создание комедий. Один из первых откликнулся Александров — в 1934 г. появились «Веселые ребята». «В нашем фильме, — заявил в интервью Александров, — мы стремимся показать, что в условиях напряженной работы, в которых ведется социалистическое строительство, живется весело и бодро». Он отметил, что при съемке использовались новейшие технические достижения, почерпнутые из опыта Голливуда.

Советские критики нашли картину аполитичной, «сколком» с американских фильмов. «Подставьте английские имена, — говорила Э. Шуб, — и получится настоящая американская комедия. Вещь целиком не наша. Это какая-то демонстрация умений». Еще жестче высказался на 1-м съезде писателей А. Сурков, назвав фильм «апофеозом пошлости», где «утесовские оркестранты, «догоняя и перегоняя» героев американских «боевиков», утомительно долго тузят друг друга…».
Но картина понравился вождю.
Сталин любил американские фильмы и даже собирался строить в Крыму советский Голливуд.
«Веселые ребята» (англ. название «Москва смеется») получили премию на 2-м Международном кинофестивале в Венеции 1934 г. за режиссуру и музыку, став визитной карточкой СССР. «Вы думаете, что Москва только борется, учится, трудится? — писала одна из нью-йоркских газет. — Вы ошибаетесь… Москва смеется! И так заразительно, бодро и весело, что вы будете смеяться вместе с ней». А Чаплин заявил: «Александров открыл для Америки новую Россию. До «Веселых ребят» американцы знали Россию Достоевского. Теперь они увидели большие сдвиги в психологии людей. Люди бодро и весело смеются. Это — большая победа. Это агитирует больше, чем доказательство стрельбой или речами».

Комедия выполнила задачу партии, убедив Запад, что в СССР «жить стало веселее», как сказал Сталин в 1935 г.
на Первом всесоюзном совещании стахановцев. Правда, убедила не всех, американцы считали картину, как и следующие ленты Александрова, подражанием голливудским мюзиклам. В ней обнаружили близнеца фильма Р. Мамуляна «Полюби меня к вечеру» (1932), а в наряде Орловой, ее цилиндре — одеяние Марлен Дитрих в «Голубом ангеле».
В 1930-е гг. советские зрители впервые увидели анимационные фильмы Диснея.
Они так понравились вождю, что на Первом всесоюзном совещании по кинокомедии (1933) был выдвинут лозунг «Даешь советского Микки Мауса!». Созданный в 1936 г. «Союздетмультфильм» оказался точной копией студии Диснея.
«Диснеизация» означала переход к конвейерному производству мультфильмов.

После октябрьского переворота 1917 г. произошла еще одна американизация. Большевистская власть насильственно прервала культурный Ренессанс, который страна переживала на рубеже XIX и XX веков.

«Национальное сознание России, — заметил немецкий мыслитель Г. Кайзерлинг, — в одночасье откатилось из XX столетия в XV. …В ней низший человеческий тип был решительно объявлен более ценным, если не единственно ценным типом». Философ обнаружил сходство советской России с Америкой: «В обеих странах обыкновенный человек ценится выше, чем неординарный…». Новым социальным типом, отразившим массовое сознание, стал «советский человек», изображенный в рассказах М. Зощенко и «Собачьем сердце» М. Булгакова.

Отношение большевиков к Америке всегда было двойственным: с одной стороны, — образец для подражания, с другой, — идеологический враг. Система Тейлора, по Ленину, — «последнее слово капитализма… соединяет в себе утонченное зверство буржуазной эксплуатации и ряд богатейших научных завоеваний». Позднее эта двойственность исчезла.

Со второй половины 1930-х гг. Америка все больше воспринималась как главный соперник.
(После того, как народное хозяйство было восстановлено,
с концессиями надо было заканчивать .)


Еще в сентябре 1917 г. в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» он заявил, что Россия, догнав передовые страны по политическому строю, должна «догнать… и перегнать их… экономически». Ленин считал это вполне возможным, т.к. она имеет «готовый опыт большого числа передовых стран, готовые результаты их техники и культуры».

Позже идею соревнования с Западом подхватил Сталин, повторив ленинские слова: «Мы догнали и перегнали передовые капиталистические страны в смысле установления нового политического строя, советского строя, — сказал он на пленуме ЦК ВКП (б) 19 ноября 1928 г. — Это хорошо. Но этого мало. Для того, чтобы добиться окончательной победы социализма, нужно еще догнать и перегнать эти страны также в технико-экономическом отношении».

Появился лозунг — обогнать Америку. «Уже через 10 лет, — заявил в 1929 г. сотрудник Госплана СССР Л. Сабсович, — при условии мирного развития страны, мы сможем значительно обогнать нынешний уровень развития промышленности САСШ (по объему производства), а по уровню техники сможем его значительно обогнать… Реальная заработная плата сможет быть поднята минимум в 4 раза, а вероятнее всего — в 5 — 6 раз и реальный уровень жизни наших рабочих превысит нынешний реальный уровень жизни рабочих САСШ. Продолжительность рабочего дня мы сможем, вероятно, уменьшить к концу второго пятилетия примерно до 5 часов». Пропагандистская книга Сабсовича «Советский Союз через 15 лет», сразу переведенная на французский язык, по сути, содержала сталинскую программу ускоренной индустриализации.

В том же году Маяковский писал: «Вашу быстроногую знаменитую Америку мы и догоним и перегоним» («Американцы удивляются»). В СССР развернулось движение ударников «ДИП» (догоним и перегоним); эта аббревиатура была даже на станках, изготовленных на американском оборудовании.
Курс на ускорение индустриализации Сталин назвал «подхлестыванием страны», объясняя его необходимость враждебным окружением СССР: «Мы отстали от передовых стран на 50 — 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».
Правда, глава Амторга, председатель ВСНХ РСФСР в 1921 — 1925 гг. П. А. Богданов, инженер по образованию, заметил Микояну в 1934 г., что «перегнать Америку мы можем с наименьшей затратой сил и средств, только используя опыт и достижения самой Америки».

Однако механическое соединение советской власти с новейшей техникой не превратило отсталую аграрную страну в передовую индустриальную державу, как рассчитывали большевики. Западные технологии и принципы организации производства оказались несовместимы с советской централизованной, бюрократической системой хозяйства.

Прославившийся на всю страну американский тракторный отряд Уэра сразу столкнулся с множеством проблем (отсутствие дорог, бензина, семян, гаража для тракторов, стоявших под открытым небом), которые приходилось решать лично главе государства. Не добившись самоуправления, в январе 1923 г. американцы уехали домой.(Свободное предпринимательство в России невозможно!)

Короткой оказалась жизнь Автономной индустриальной колонии «Кузбасс». Ее принципы управления и особый статус не устраивали партийно-государственное руководство. В конце 1926 г. колония потеряла автономию, была подчинена ВСНХ, а в следующем году вошла в состав государственного треста «Кузбассуголь». Большинство членов АПК вернулось на родину. Иностранные рабочие добились успехов исключительно благодаря самоуправлению, интенсивному труду и рациональной организации производства, неприемлемых для советской системы. Став ее частью, они лишились не только прибыли, но и возможности самостоятельно решать хозяйственные вопросы.

В 1928 г. возвратились в США репатрианты, создавшие сельскохозяйственные коммуны на юге России; те, кто остался, в 1930-е гг. были репрессированы.
(Надо было зачистить все следы американской помощи)

Такая же судьба ждала американских рабочих, задержавшихся в СССР из-за экономического кризиса на родине. Они были обвинены в шпионаже, отправлены в лагеря или расстреляны. Пострадали и русские, общавшиеся со «шпионами». О впечатлениях вырвавшихся из СССР говорят названия их воспоминаний: «Дорогая Америка: почему я против коммунизма», «Освободившиеся ото льда», «Брошенные: американская трагедия в сталинской России», «Танцы под красным флагом».

Нерациональное хозяйствование, небрежное отношение к импортному оборудованию возмущало американцев. Рабочий Ф. Демут направил в 1930 г. письмо в ЦК профсоюза строительных рабочих с жалобой на «безответственность Госстройтреста» при использовании иностранцев.
32 столяра, «руководимые желанием практически помочь социалистическому строительству», привезли в Ленинград в качестве подарка машины, купленные на свои средства (15 тыс. долл.), чтобы научить своих русских товарищей современному американскому способу производства оконных рам и дверей. Им обещали помещение для машин и строительство новой фабрики, но время шло, машины ржавели под деревянным навесом, а столяры вынуждены были обучаться русскому способу, «которым пользовались еще наши прадеды».
Американских инженеров поражали постоянные перекуры рабочих, многие из которых — бывшие крестьяне, не привыкшие к регулярному интенсивному труду. Они не умели обращаться со сложным оборудованием, отсюда — нарушения техники безопасности, сбои в производстве, аварии, что объясняли вредительством.
(Обратите на это внимание, это не потому, что рабочие-бывшие крестьяне, а потому что генетика другая)

Неэффективное использование импортного оборудования беспокоило и советское руководство. По данным Наркомата рабоче-крестьянской инспекции от 1 сентября 1931 г., на Николаевском заводе им. Марти на Украине из 555 иностранных станков были загружены на 100% только три, 12 — на 75%, остальные — на 20 — 35%74. В мае 1935 г. Сталин заявил, что страна больше не испытывает «голода в области техники», лозунг «техника решает все» был заменен новым — «кадры решают все».

П. Богданов объяснял причину постоянного технического отставания СССР от Соединенных Штатов отсутствием «своей технической культуры»: «Под такой культурой нужно понимать прежде всего громадный, десятилетиями накопленный опыт и кадры, умеющие быстро претворять в жизнь новые идеи техники. …Но у нас для этого еще не хватает инженеров вообще, а опытных инженеров в особенности».
(Это говорит о том, что все толковые специалисты либо уехали из России, либо были убиты)

Решено было повысить производительность труда с помощью стахановского движения.
30 — 31 августа 1935 г. забойщик донбасской шахты «Центральная-Ирмино» А. Стаханов установил мировой рекорд в добыче угля, в сентябре последовал рекорд кузнеца А. Бусыгина с Горьковского автозавода, а уже в ноябре 1935 г. состоялось первое совещание стахановцев. Но движение не привело к радикальному росту производительности труда, рекорды стахановцев оборачивались повышением норм выработки и снижением зарплаты для всех рабочих.(Потогонная система труда при мизерной зарплате и продуктовом голоде-никогда и нигде не давала положительных результатов, большевики же решили репрессиями доказать обратное)


Причина неудач советской индустриализации коренилась в самой природе социалистического хозяйства: централизованная бюрократическая система управления обрекала его на неэффективность, лишая стимулов развития, а работника — заинтересованности в результатах труда. К тому же она проводилась государством при отсутствии частной собственности, рыночной экономики и свободной инициативы.

Это почувствовал американский инженер З. Уиткин, построивший в СССР свыше 100 военных сооружений, в том числе авиационный завод в Филях, авиационные школы. «Мой опыт в России был по существу опытом борьбы с советской бюрократией, — вспоминал он. — Я обнаружил, что освобождению творческой силы русского народа препятствует стена административной бюрократии, направленная по своей природе на уничтожение индивидуума».

Американизация в советской экономике, как и в европейской, означала переход к крупному массовому производству, стандартизации, поточно-конвейерному методу, научной организации труда и управления. Соединенные Штаты первыми вступили на этот путь в конце XIX веке.

В России американизация была одновременно и второй попыткой модернизации страны, так как первая, начавшаяся с 1860-х гг. после отмены крепостного права, завершилась коллапсом империи. Советская модернизация, как и первая, проводилась сверху — государством, за счет населения, снова не затронув политическую систему, оставшуюся авторитарной.
Другая ее черта — она была направлена, в отличие от европейских стран, не на массовое производство товаров потребления, а на создание военной промышленности. Цель советской индустриализации, как и царской, — достижение могущества государства, основная часть средств первых пятилеток шла на развитие тяжелой промышленности и создание военно-промышленного комплекса в СССР. Тракторные заводы строились с расчетом перепрофилирования на производство танков, что и произошло после их пуска и отъезда иностранных специалистов. Экономист Э. Саттон, исследовавший технические связи СССР и Запада, упрекнул западные страны в том, что они содействовали становлению военной мощи своего идеологического врага.
Иными словами, американизация советской России была направлена против самой Америки.

В начале 1930-х гг. политика СССР резко изменилась. 25 августа 1931 г. Сталин писал Кагановичу: «Ввиду валютных затруднений и неприемлемых условий кредитов в Америке высказываюсь против каких бы то ни было новых заказов на Америку, прервать всякие уже начатые переговоры о новых заказах и по возможности порвать уже заключенные договора о старых заказах с переносом заказов в Европу или на наши собственные заводы». В тот же день Политбюро ЦК ВКП(б) на основе этой телеграммы приняло соответствующее Постановление. В результате контракт с Каном в 1932 г. не был продлен, договор с Фордом сокращен, прерваны отношения с другими фирмами, большинство американских специалистов отозвано.
Со второй половины 1930-х гг. усилилась критика иностранцев, в том числе американцев. В журнале «Архитектура СССР» появилась заметка «Хлестаковские откровения Альберта Кана».
Фильм Александрова «Цирк» явно направлен против нравов буржуазной расистской Америки, уступившей в соревновании с СССР, правда, в пределах цирковой арены.
Американизация советской России оказалась недолгой и свелась только к заимствованию моделей производства и новой техники. После второй мировой войны государственным курсом СССР стал антиамериканизм.

Продолжение:
История становления и ликвидации иностранных концессий в России и СССР в 1920-30 гг.
http://cat-779.livejournal.com/64677.html

Источник:
Супоницкая И.М. * Американизация советской России в 1920-1930-е гг. * Статья
http://rabkrin.org/suponitskaya-i-m-amerikanizatsiya-sovetskoy-rossii-v-1920-1930-e-gg-statya/
Tags: Америка, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments