sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

Актриса

Оригинал взят у sergej_manit в Актриса

          Любовь Орлова.
Истории из жизни, потомки, судьба наследия...


Орлова Любовь Петровна (1902-1975)

Рассказывает военный переводчик Иван Лукашев: «В легендарном фильме «Летят журавли» есть такой момент: эвакуированная
артистка просит у чиновника: «Так хочется покататься! Ну достаньте машину, пожарную, санитарную, все равно!» Этот эпизод списан
с реального случая, героиней которого была Любовь Орлова. Любови Петровне потребовалось разыскать подругу в Ленинграде — это
в 1943 году! И она позвонила одному маршалу с просьбой дать ей его личный самолет. Маршал возмутился: «Война идет!
С Ленинграда еще не сняли блокаду!» Орлова помолчала, а затем вкрадчивым голосом спросила: «Мне позвонить лично товарищу
Сталину?» В результате Орловой предоставили военно-транспортный самолет «Дуглас». А для прикрытия дали еще и истребители.







Для нее, любимой актрисы Сталина, не было ничего невозможного. Что касается Сталина, то, пожалуй, ни с кем из женщин он так близко не дружил, как с Орловой! После того как в 1932 году застрелилась Надежда Аллилуева, рядом с вождем не было постоянной женщины. И он охотно проводил время с Любовью Петровной. У нее на даче была прямая связь с Кремлем. Раньше, когда номеров в Москве не было, связь устанавливалась через коммутатор. Телефонистки знали, что Любовь Орлову надо соединять со Сталиным мгновенно в любое время. Бывало, он разговаривал с ней целый час, хотя его ждали дела. А если хотел ее видеть, присылал машину, и Любовь Петровна пропадала на день-другой. Никто потом не спрашивал ее, чем они занимались. Любовь Петровна — барыня по происхождению — так барыней всю жизнь и жила, словно для нее и не было никогда никакой революции и советской власти…»








Любочка Орлова. 1916 г.






Рассказывает Нонна Голикова: «Любовь Петровна — родная сестра моей бабушки, Нонны Петровны Орловой. Их отец, как гласит семейная легенда, происходил из тех самых знаменитых графов Орловых, да и мать — из старинного рода Сухотиных, состоявших в родстве с Толстыми. В их доме бывали Собинов, Коровин, Шаляпин… Последний, увидев маленькую Любу на детском празднике, сказал: «Ты будешь большой актрисой!»









Любовь Орлова с матерью. Фото 1940 г.


Среди детей, «оседлавших» Шаляпина, самая высокая — Люба Орлова (фото с сайта orlovamuseum.narod.ru)






Как и многие дворянские семьи, в 1917 году они оказались в крайне затруднительном положении. Отец Любы и Нонны, мой прадед, не уставал повторять: «Как хорошо, что я успел проиграть в карты три наших имения!» Действительно, они и выжили-то только благодаря тому, что отбирать у семьи было нечего. Орловы поселились в тихом Воскресенске, завели корову. В анкетах сестры Люба и Нонна стали писать, что происходят «из интеллигенции». Каждое утро они в больших и тяжелых бидонах возили молоко в Москву, на продажу. От физической работы у 15-летней Любы болели руки — потом всю жизнь она мучилась с суставами. Став актрисой, старалась сниматься в перчатках или просила сшить ей платье с такими длинными рукавами, чтобы кисти рук были закрыты.









Даже став звездой кино, Любовь Петровна продолжала заниматься танцами. Ежедневный экзерсис с педагогом. 1939 г. Фото: РГАКФД






Свою артистическую карьеру Люба начала с того, что поступила в консерваторию. Правда, не окончила ее — слишком трудно было совмещать занятия с необходимостью помогать семье. Она давала уроки танцев, работала тапером в кинотеатрах… В начале 1920-х годов Орлова вышла замуж за Андрея Берзина, занимавшего должность в Наркомземе. У него была огромная квартира в Хохловском переулке, и он предоставил Любе возможность жить там с родными и заниматься собой: брать уроки вокала, танцев, актерского мастерства. Но, увы, в 1929 году Берзина арестовали. Орлову с родными немедленно выселили, они перебрались в коммуналку. К этому времени Любовь Петровна стала актрисой Музыкального театра под руководством Немировича-Данченко.








Любовь Орлова и Михаил Немирович Данченко






Уже тогда она обращала на себя внимание. Умудрялась выглядеть сногсшибательно! Одно и то же черное платье служило ей много лет. То воротничок пришьет, то длину изменит… Изящная, с точеной фигуркой, с мягким, глубоким голосом. При этом в ней всегда ощущался стержень — нерушимый и надежный.













В 1933 году у Любови Петровны случился серьезный роман с подданным Германии по имени Франц. Благодаря ему у нее появился автомобиль с шофером. Франц хотел увезти Орлову на свою родину, обещал сделать из нее кинозвезду европейского масштаба. Но встретив Александрова, Любочка и думать забыла о Франце. После «Веселых ребят» и «Цирка» Александров сказал: «Я нашел свое режиссерское счастье!» И не только режиссерское — ведь Григорий и Люба поженились».









Советская киноактриса Любовь Орлова и кинорежиссер Григорий Александров, 1937





«Это Александров придумал перекрасить Орлову в блондинку и привел к ней парикмахера, который придал Любови Петровне облик голливудской кинодивы, — говорит Иван Лукашев. — Ведь Александров знал, как должна выглядеть кинозвезда! Помню, как он рассказывал мне о своем романе с легендой американского кино Гретой Гарбо. Это было во время его стажировки в Голливуде. За счет киностудии им с Эйзенштейном и Тиссэ сняли небольшую виллу для проживания, но когда Грише удалось покорить сердце великолепной Греты, товарищи из деликатности освободили жилплощадь. И Александров со своей умопомрачительной возлюбленной жили на вилле вдвоем. Правда, роман был непродолжительным — Александрову пришло время возвращаться в СССР. На память обо всем этом у Григория Васильевича осталась фотография Гарбо с надписью, сделанной губной помадой:

«To my only love Grigoriy. Hollywood 1930». Но все-таки главной женщиной его жизни стала не она, а Люба Орлова, из которой Александров сам вылепил кинозвезду не хуже Гарбо».








Киноактриса Любовь Орлова в кинофильме режиссера Григория Александрова Русский сувенир.






«Слава и успех Александрова с Орловой росли от фильма к фильму, — продолжает свой рассказ Иван Лукашев. — И жили они в полном соответствии со своим суперзвездным статусом. Деньги у них имелись немалые. Они дважды получали Сталинские премии первой степени: Любовь Петровна — как актриса и Григорий Васильевич — как режиссер. Первую — за фильмы «Цирк» и «Волга-Волга», а вторую — за ленту «Встреча на Эльбе». А ведь каждая такая награда составляла 100 тысяч рублей! Для сравнения — средняя зарплата по стране была тогда 500 рублей, стахановцам платили по тысяче.









Орлова и Александров представляли советское кино во многих странах мира. «Звездные» супруги на площади перед Миланским собором.






В то время как остальное население страны и понятия не имело, что там происходит за границей, у Орловой с Александровым имелись постоянно действующие загранпаспорта. Они запросто летали то во Францию, то в Швейцарию, то еще куда-то. Александрову такой паспорт оформили еще в конце двадцатых годов, когда он стажировался в Голливуде. А Любовь Петровна начала выезжать во время работы над фильмом «Весна» — картину ведь снимали на чехословацкой киностудии «Баррандов». Потом уж супруги стали ездить за границу регулярно.









Большинство населения страны и понятия не имело, что там за «железным занавесом», а у Орловой и Александрова были постоянно действующие загранпаспорта.
Во время путешествия в Венецию Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО





Поговаривали, что Орлову и Александрова так легко отпускали за рубеж, потому что они были агентами КГБ. На самом деле, как пишет в своих воспоминаниях советский разведчик Павел Судоплатов, это называлось иначе: «агенты влияния». Пользуясь особым доверием органов, такие люди выполняли поручения по внедрению советских шпионов в среду европейской элиты. Попасть туда без рекомендаций было нельзя, а Орлова и Александров благодаря дружбе с Чарли Чаплином считались там своими.









Любовь Орлова, Григорий Александров и Чарли Чаплин, 1960-е годы





Нередко они целое лето гостили у Чаплина — тот даже оплачивал пластические операции Орловой. Впрочем, у нее с Александровым имелись и собственные счета в заграничных банках. Разумеется, втайне от советского руководства — в этих делах им помогал все тот же Чаплин, ставший поручителем их вкладов. Александров был весьма подкован в финансовых вопросах и желал иметь гарантии при любом повороте событий. Из тех же соображений он купил еще и квартиру во Франции — в Париже, у Булонского леса.









Григорий Александров и Любовь Орлова






Ну а на родине у Александрова с Орловой был дом и гектар земли в престижном поселке во Внукове, где в 30-х годах селилась московская элита. Дом был построен по проекту Александрова. Он взял за образец виллу, на которой когда-то жил в Голливуде. А воплотил эту идею в жизнь шведский архитектор, и дом получился необычным. Там был, например, кинозал: в гостиной одну стену заштукатурили и оставили пустой, получился киноэкран. На рояль ставился кинопроектор, и по вечерам в доме крутили фильмы. Имелась в доме и танцплощадка: ее обустроили на крыше террасы, причем там была даже маленькая эстрада для оркестра на пять человек. Правда, практически никогда и никто там не танцевал, ведь гостей Орлова не любила.









кликабельно
Загородный дом Орловой и Александрова в подмосковном Внукове, 40-е годы. На верхней террасе – хозяева.


Любовь Орлова с мужем на даче под Москвой






На их даче все было устроено только для двоих: небольшой диванчик, два кресла, маленький столик. Никаких комнат для гостей, наверху только две спальни, каждая со своим камином. А вот единственному сыну Александрова Дугласу, когда тот жил во Внукове, отвели тесный чуланчик, изначально планировавшийся как комнатка для прислуги.









Григорий Александров с сыном Дугласом и внуком Григорием-младшим.





Даже когда к Александрову приходили по делу, обсудить сценарий, Любовь Петровна могла войти и сказать: «Григорию Васильевичу время ужинать!» И это было не приглашение гостя к столу, а сигнал, что пора уходить. Александров вспоминал: «Любочка разгоняла все компании, так что никаких друзей у меня в доме не было…» Впрочем, в доме бывали родственники самой Любови Петровны».

И вновь слово берет Нонна Голикова: «По соседству со своим участком во Внукове Люба выхлопотала еще один — для своей сестры, моей бабушки. И с тех пор я стала часто бывать в гостях у Любови Петровны с Григорием Васильевичем. Их дом был роскошным! Рояль, камин, уютные кресла… Однажды, утопая в таком кресле, я впервые закурила. Мне ничего не сказали — Любовь Петровна и сама иногда курила. Причем дорогие сигареты, привозимые из-за границы. Я знаю, что об Орловой рассказывают, какой она была великолепной хозяйкой. Отчасти это все-таки миф. Например, она абсолютно не умела готовить, даже яйца не могла разбить. Но рукодельничала с удовольствием — часами сидела за шитьем какого-нибудь лоскутного одеяла».








После фильма «Волга-Волга» Орлова стала любимой актрисой Сталина. Тем временем Берия мечтал уничтожить и ее, и Александрова






«При всем очевидном благополучии и особом расположении Сталина к Любови Петровне жизнь супругов все-таки кое-что омрачало, а именно — страх! — продолжает рассказ Иван Лукашев. — Они знали, что Берия, не терпевший людей, имеющих влияние на «хозяина», мечтал их уничтожить. И действительно, однажды за Григорием Васильевичем приехал «черный воронок». Любовь Петровна тут же бросилась звонить Сталину — вот когда пригодилась связь с Кремлем! В результате машина с Александровым, не доехав до Лубянки, развернулась обратно. И хотя Сталин заверил Орлову, что лично велел Берии оставить их семью в покое, Александров все-таки не чувствовал себя защищенным. На всякий случай он держал наготове «арестный чемоданчик» с необходимыми вещами — в те годы у многих такие были. И действительно, настал день, когда пришлось снова доставать этот чемоданчик из кладовой…

Дело было так: Григория Васильевича забрали ночью, посадили в машину с зашторенными окнами, куда-то повезли. Дозвониться до Сталина Орловой на этот раз не удалось. Машина заехала в подземный гараж, после чего режиссера высадили и под конвоем повели по коридору. Завели в комнату, а там — Сталин, Молотов, Берия… Оказалось, это Кремль. Сталин говорит: «Вы ведете переписку с иностранцем в военное время. За это полагается расстрел». Естественно, Александров стал мысленно прощаться с жизнью. Но тут Иосиф Виссарионович улыбнулся и продолжил: «Не бойтесь, я шучу. Вам ваш друг Чарли Чаплин письмо с оказией прислал. Вот оно, читайте». Госсекретарь США привез в Союз письмо от Чаплина Александрову. Такие вот шутки…









Любовь Орлова в гостях у Уны и Чарли Чаплин. 1960 г. Фото: РГБИ





В другой раз Сталин заставил Григория Василь­евича похолодеть на одном кремлевском приеме, куда Александров с Орловой приехали после съемок.

Уставшая Любовь Петровна выглядела неважно, и Сталин это заметил: «Любочка, вы плохо выглядите… Товарищ Александров! Если вы будете так перегружать свою жену работой, мы вас расстреляем».

«Любе приходилось много ездить по стране, — вспоминает Нонна Голикова. — Часто она давала по два концерта в день. А ведь ей противопоказаны были такие нагрузки: Люба страдала неизлечимой болезнью Меньера, сопровождающейся приступами головокружения, рвоты… Это врожденное заболевание вестибулярного аппарата, когда человеку порой становится трудно даже пройти по прямой. Обычно это состояние вызывалось ярким светом или просто желто-оранжевым цветом.

Как назло, во многих респектабельных гостиницах в те времена шторы были из рыжего бархата. В таком случае администратор Орловой менял их на черные гардины, которые специально возил с собой. Просить о таких вещах организаторов гастролей Любовь Петровна стеснялась. Помню, она говорила: «Как я могу диктовать гостинице цвет занавесок? Скажут, что это мои сумасшедшие капризы!»








Об Орловой рассказывали, что она была великолепной хозяйкой, об их уютном доме во Внукове ходили легенды. Но она совершенно не умела готовить… 1955 г. Фото: РГБИ






Поклонников у нее было не счесть. Люба уставала от навязчивого внимания и все же всегда старалась улыбаться, сама принимала букеты, благодарила. И вот однажды на гастролях это обернулось для нее настоящей бедой! В 1952 году на Любовь Петровну было совершено запланированное покушение. Произошло это в одном из приграничных городов Западной Украины. В это время там процветали антисоветские настроения. Орлова воспринималась как символ советского кино, да и не было секретом, что она любимая актриса вождя. Навредить ей значило бросить вызов лично Сталину… Закончив выступление, Любовь Петровна вышла на поклоны к публике. И среди прочих букетов ей преподнесли необычный.

Сама Люба нам потом рассказывала: «Он выделялся среди других, в основном был составлен из белых роз, но в середине — абсолютно черные розы! Я таких никогда не видела и очень удивилась. Потом только поняла — это был траурный букет…» Странные цветы были обернуты в бумагу, с одной стороны надорванную. И Люба, взяв их, сразу же укололась. В тот же вечер началось заражение крови — оказалось, что шипы роз пропитаны ядом. Узнав о случившемся, Сталин распорядился доставить Орлову в кремлевскую больницу на улице Грановского, да еще и послал свой личный самолет за знаменитым английским профессором, специалистом по лечению отравлений. Любовь Петровну еле спасли, сделав ей несколько переливаний крови. Я помню, как мама и бабушка со встревоженными лицами возвращались из больницы, а Григорий Васильевич вообще оттуда не выходил!

Разумеется, виновных в покушении искали. Многих в том городе арестовали, но, насколько я знаю, человека, вручившего Любе отравленные цветы, так и не нашли. Всю оставшуюся жизнь Люба боялась принимать подарки от незнакомых людей. А когда ее машина проезжала через толпу, вообще ложилась на пол! На всякий случай…»

«Вообще, самое золотое время для Орловой и Александрова было при Сталине. Но и после его смерти их никто не притеснял и благ не лишал.

Просто Любовь Петровна находилась уже в возрасте, выглядеть на экране так же хорошо, как раньше, не удавалось. Именно по ее просьбе последний фильм Александрова с ее участием, «Скворец и Лира», положили на полку. А от съемок в автобиографическом фильме о себе она вообще отказалась. Причина была одна — переживания из-за возраста. Хотя возможности у нее были большие, она использовала новейшие достижения косметологии. Например, делала волшебную маску, и на сорок минут ее лицо становилось абсолютно молодым. Но для съемок в кино эти средства не годились, и Орлова занялась работой в театре. Мы никогда с ней не говорили о Сталине, о развенчании его культа. Это сложная тема. Александров, если и вспоминал о Сталине, то что-то хорошее, а порой и смешное. Например, как на 55-летие Буденного вождь устроил «мальчишник» из высших чинов власти, на котором все пели и исполняли матерные частушки. Когда «хозяин» приказывал, пить должны были все, и много! Если кто-то отговаривался: «У меня язва желудка», недели через две этот человек исчезал, его арестовывали и могли расстрелять. Так что люди предпочитали не отказываться от чарки из рук вождя».


/>
Tags: СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments