sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

Азово-Черноморский театр военных действий (1854-1856)

Главные события войны развернулись на Крымском полуострове (от которого эта война и получила свое название), а точнее на его юго-западном побережье, где находилась главная российская военно-морская база на Черном море - порт Севастополь. С потерей Крыма и Севастополя Россия лишалась возможности контролировать Черное море и проводить активную политику на Балканах. Союзников привлекали не только стратегические преимущества этого полуострова. Выбирая место главного удара, союзное командование рассчитывало на поддержку мусульманского населения Крыма. Она должна была стать существенным подспорьем для находящихся вдали от родных земель союзных войск (после Крымской войны в Турцию эмигрировало 180 тыс. крымских татар). Чтобы ввести в заблуждение российское командование, союзная эскадра еще в апреле провела мощную бомбардировку Одессы, причинив значительный ущерб береговым батареям. Летом 1854 г. союзный флот начал активные действия на Балтийском море. Для дезориентации активно использовалась иностранная пресса, из которой руководство России черпало сведения о замыслах своих противников. Надо отметить, что Крымская кампания продемонстрировала возросшую роль печати в войне. Российское командование предполагало, что главный удар союзники нанесут по юго-западным рубежам империи, в частности Одессе.

Для защиты юго-западных границ в Бессарабии сосредотачивались большие силы численностью в 180 тыс. чел. Еще 32 тыс. располагалось между Николаевом и Одессой. В Крыму же обшая численность войск едва достигала 50 тыс. чел. Таким образом, на участке предполагаемого удара союзники имели численное преимущество. Еще большее превосходство имели они в военно-морских силах. Так, по числу боевых кораблей союзная эскадра превосходила Черноморский флот в три раза, а по паровым судам - в 11 раз. Пользуясь значительным превосходством на море, союзный флот в сентябре приступил к осуществлению крупнейшей десантной операции. 300 транспортных судов с 60-тысячным десантом под прикрытием 89 боевых кораблей отплыли к западному берегу Крыма. Эта десантная операция продемонстрировала самонадеянность западных союзников. План похода был до конца не продуман. Так, отсутствовала разведка, а место высадки командование определило уже после того, как корабли вышли в море. Да и само время проведения кампании (сентябрь) свидетельствовало об уверенности союзников покончить с Севастополем за считанные недели. Впрочем, необдуманность действий союзников компенсировалась поведением российского командования. Командующий русской армией в Крыму адмирал князь Александр Меншиков не предпринял ни малейшей попытки помешать высадке десанта. Пока небольшой отряд союзных войск (3 тыс. чел.) занял Евпаторию и подыскивал удобное место для высадки десанта, Меншиков с 33-тысячной армией ждал дальнейших событий на позициях у реки Альмы. Пассивность российского командования позволила союзникам, несмотря на плохие погодные условия и ослабленное после морской качки состояние солдат, осуществить с 1 по 6 сентября высадку.

[Spoiler (click to open)]

Сражение на реке Альма (1854). Высадившись, союзная армия под общим руководством маршала Сен-Арно (55 тыс. чел.) двинулась вдоль берега на юг, к Севастополю. Параллельным курсом шел флот, готовый поддержать свои войска огнем с моря. Первое сражение союзников с армией князя Меншикова произошло на реке Альме. 8 сентября 1854 г. Меншиков готовился остановить армию союзников на крутом и обрывистом левом берегу реки. Надеясь на преимущества своей сильной естественной позиции, он почти не укрепил ее. Особенно была переоценена неприступность левого, выходящего к морю фланга, где шла по утесу всего одна тропинка. Это место было практически оставлено войсками, в том числе и из-за опасения обстрела с моря. Подобной ситуацией в полной мере воспользовалась французская дивизия генерала Боске, которая успешно преодолела данный участок и поднялась на высоты левого берега. Корабли союзников поддержали своих огнем с моря. На остальных участках, особенно на правом фланге, тем временем шел жаркий фронтальный бой. В нем русские, несмотря на большие потери от ружейного огня, пытались штыковыми контратаками оттеснить перешедшие реку вброд войска. Здесь натиск союзников удалось временно задержать. Но появление дивизии Боске с левого фланга создало угрозу обхода армии Меншикова, который был вынужден отступить.

Известную роль в поражении русских сыграло отсутствие взаимодействия между их правым и левым флангами, которыми командовали соответственно генералы Горчаков и Кирьяков. В сражении на Альме превосходство союзников проявилось не только в численности, но и в уровне вооружения. Так, их нарезные ружья значительно превосходили российские гладкоствольные ружья по дальности, точности и частоте стрельбы. Наибольшая дальность стрельбы из гладкоствольного ружья составляла 300 шагов, нарезного - 1 тысяча 200 шагов. В результате союзная пехота могла поражать винтовочным огнем русских солдат, находясь при этом вне предела досягаемости их выстрелов. Более того, нарезные ружья вдвое превосходили по дальнобойности российские пушки, стрелявшие картечью. Это делало неэффективной артподготовку атаки пехоты. Еще не приблизившись к противнику на расстояние прицельного выстрела, артиллеристы уже оказывались в зоне ружейного огня и несли тяжелые потери. В бою на Альме стрелки союзников без особого труда перестреляли артиллерийскую прислугу на русских батареях. Русские потеряли в бою свыше 5 тыс. чел., союзники ~ свыше 3 тыс. чел. Отсутствие у союзников кавалерии помешало им организовать активное преследование армии Меншикова. Он отступил к Бахчисараю, оставив незащищенной дорогу на Севастополь. Эта победа позволила союзникам укрепиться в Крыму и открыла им путь к Севастополю. Сражение на Альме показало эффективность и огневую мощь нового стрелкового оружия, при котором прежняя система построения сомкнутыми колоннами становилась самоубийственной. В ходе боя на Альме русские войска впервые стихийно применили новый боевой порядок - стрелковую цепь.

Оборона Севастополя (1854-1855)

Оборона Севастополя (1854-1855). 14 сентября союзная армия заняла Балаклаву, а 17 сентября подошла к Севастополю. Главная база флота была хорошо защищена с моря 14 мощными батареями. Но с суши город был укреплен слабо, поскольку по опыту прошлых войн сформировалось мнение о невозможности высадки в Крыму крупного десанта. В городе находился 7-тысячный гарнизон. Создавать укрепления вокруг города пришлось уже фактически перед самой высадкой десанта союзников в Крыму. Огромную роль в этом сыграл выдающийся военный инженер Эдуард Иванович Тотлебен. За короткий срок с помощью защитников и населения города Тотлебен совершил, казалось, невозможное - создал новые бастионы и другие укрепления, которые опоясали Севастополь с суши. Об эффективности действий Тотлебена свидетельствует запись в журнале начальника обороны города адмирала Владимира Алексеевича Корнилова от 4 сентября 1854 г.: "В неделю сделали больше, чем прежде делали за год". В этот период буквально из-под земли вырос остов той системы укреплений, которая превратила Севастополь в первоклассную сухопутную крепость, сумевшую выдержать 11-месячную осаду. Начальником обороны города стал адмирал Корнилов. "Братцы, царь рассчитывает на вас. Мы защищаем Севастополь. О сдаче не может быть и речи. Отступления не будет. Кто прикажет отступать, того колите. Я прикажу отступать - заколите и меня!", - так звучали слова его приказа. Чтобы не допустить прорыва неприятельского флота в севастопольскую бухту, у входа в нее было затоплено 5 линейных кораблей и 2 фрегата (впоследствии для этого был использован еще ряд судов). С кораблей на сушу поступила часть орудий. Из флотских экипажей (всего 24 тыс. чел.) было сформировано 22 батальона, что усилило гарнизон до 20 тыс. чел. Когда союзники подошли к городу, их встретила пусть и недостроенная, но все же сильная система укреплений с 341 орудием (против 141 в армии союзников). Союзное командование не решилось с ходу атаковать город и приступило к осадным работам. С подходом к Севастополю армии Меншикова (18 сентября) городской гарнизон вырос до 35 тыс. чел. Сообщение Севастополя с остальной Россией сохранилось. Для захвата города союзники использовали свою огневую мощь. 5 октября 1854 г. началась 1-я бомбардировка. В ней приняли участие армия и военно-морской флот. С суши по городу вели огонь 120 орудий, со стороны моря - 1 тыс. 340 орудий кораблей. Этот огненный смерч должен был разрушить укрепления и подавить волю их защитников к сопротивлению. Однако безнаказанного избиения не получилось. Русские ответили точным огнем батарей и корабельных орудий.

Жаркая артиллерийская дуэль продолжалась пять часов. Несмотря на огромное превосходство в артиллерии, союзный флот получил сильные повреждения и был вынужден отступить. И здесь важную роль сыграли русские бомбические пушки, хорошо зарекомендовавшие себя при Синопе. После этого союзники отказались от использования флота в бомбардировках города. В то же время фортификационные сооружения города серьезно не пострадали. Такой решительный и умелый отпор русских стал полной неожиданностью для союзного командования, которое рассчитывало взять город малой кровью. Защитники города могли праздновать очень важную моральную победу. Но их радость омрачила гибель во время обстрела адмирала Корнилова. Оборону города возглавил Петр Степанович Нахимов. Союзники убедились в невозможности быстро справиться с крепостью. Они отказались от штурма и перешли к длительной осаде. В свою очередь, защитники Севастополя продолжили совершенствование своей обороны. Так, перед линией бастионов была возведена система передовых укреплений (Селенгинский и Волынский редуты, Камчатский люнет и др.). Это позволило создать перед главными оборонительными сооружениями зону сплошного ружейного и артиллерийского огня. В тот же период армия Меншикова атаковала союзников при Балаклаве и Инкермане. Хотя она и не смогла достигнуть решающего успеха, но союзники, понеся в этих битвах большие потери, прекратили активные действия до 1855 г. Союзники вынуждены были зимовать в Крыму. Неподготовленные к зимней кампании союзные войска терпели суровую нужду. Но все же они сумели наладить снабжение своих осадных подразделений - сначала морским путем, а дальше с помощью проложенной железнодорожной ветки от Балаклавы под Севастополь.

Пережив зиму, союзники активизировались. В марте - мае они произвели 2-ю и 3-ю бомбардировки. Особенно жестоким был обстрел на Пасху (в апреле). Огонь по городу вело 541 орудие. Им отвечало 466 орудий, испытывавших недостаток боеприпасов. К тому времени армия союзников в Крыму выросла до 170 тыс. чел. против 110 тыс. чел. у русских (из них в Севастополе 40 тыс. чел.). После "Пасхального обстрела" осадные войска возглавил генерал Пелисье - сторонник решительных действий. 11 и 26 мая французские части овладели рядом укреплений перед главной линией бастионов. Но большего им достичь не удалось из-за мужественного сопротивления защитников города. В боях сухопутные части поддерживали огнем оставшиеся на плаву корабли Черноморского флота (пароходофрегаты "Владимир", "Херсонес" и др.) Возглавивший русскую армию в Крыму после отставки Меншикова генерал Михаил Горчаков считал сопротивление бесполезным ввиду превосходства союзников. Однако новый император Александр II (Николай I скончался 18 февраля 1855 года) требовал продолжать оборону. Он считал, что быстрая сдача Севастополя npиведет к потере Крымского полуострова, вернуть который обратно России будет "слишком затруднительно или даже невозможно". 6 июня 1855 г., после 4-й бомбардировки, союзники начали мощный штурм Корабельной стороны. В нем участвовало 44 тыс. чел. Этот натиск был геройски отбит 20 тыс. севастопольцев, которых возглавлял генерал Степан Хрулев. 28 июня при осмотре позиций был смертельно ранен адмирал Нахимов. Не стало человека, при котором, по словам современников, "падение Севастополя казалось немыслимым". Осажденные испытывали все большие трудности. На три выстрела они могли отвечать лишь одним.

После победы на реке Черная (4 августа) союзные войска усилили натиск на Севастополь. В августе они провели 5-ю и 6-ю бомбардировки, от которых потери защитников достигали 2-3 тыс. чел. в день. 27 августа начался новый штурм, в котором участвовало 60 тыс. чел. Он был отражен во всех местах, кроме ключевой позиции осажденных ~ Малахова кургана. Его захватила неожиданной атакой в обеденный час французская дивизия генерала Мак-Магона. Для обеспечения секретности союзники не подавали специального сигнала к атаке - она началась по синхронизированным часам (по мнению ряда специалистов, впервые в военной истории). Защитники Малахова кургана предпринимали отчаянные попытки отстоять свои позиции. Бились всем, что попадало под руку: лопатами, кирками, камнями, банниками. В неистовых боях за Малахов курган приняли участие 9-я, 12-я и 15-я дивизии русских, которые лишились всех старших офицеров, лично водивших солдат в контратаки. В последней из них начальник 15-й дивизии генерал Юферов был заколот штыками. Французам удалось отстоять захваченные позиции. Успех дела решила твердость генерала Мак-Магона, который отказался отступать. На приказ генерала Пелисье отойти на исходные рубежи он ответил исторической фразой: "Я здесь нахожусь - здесь и останусь". Потеря Малахова кургана решила участь Севастополя. Вечером 27 августа 1855 г. по приказу генерала Горчакова севастопольцы покинули южную часть города и перешли по мосту (созданному инженером Бухмейеером) на Северную. При этом были взорваны пороховые погреба, разрушены верфи и укрепления, затоплены остатки флота. Бои за Севастополь завершились. Союзники не добились его капитуляции. Российские вооруженные силы в Крыму сохранились и были готовы к дальнейшим боям."Храбрые товарищи! Грустно и тяжело оставить врагам нашим Севастополь, но вспомните, какую жертву мы принесли на алтарь отечества в 1812 г. Москва стоит Севастополя! Мы ее оставили после бессмертной битвы под Бородиным.

Трехсотсорокадевятидневная оборона Севастополя превосходит Бородино!", - говорилось в приказе по армии от 30 августа 1855 г. Союзники потеряли за время Севастопольской обороны 72 тыс. чел. (не считая больных и умерших от болезней). Русские - 102 тыс. чел. В славную летопись этой обороны вписаны имена адмиралов В.А.Корнилова и П.С.Нахимова, инженера Э.И.Тотлебена, хирурга Н.И.Пирогова, генерала С.А.Хрулева, капитана Г.А.Бутакова, матроса П.М.Кошки, офицера А.В.Мельникова, солдата А.Елисеева и многих других героев, объединенных с той поры одним доблестным именем - "севастопольцы". В Севастополе появились первые в России сестры милосердия. Участники обороны награждены медалью "За защиту Севастополя". Оборона Севастополя стала кульминацией Крымской войны. После его падения стороны вскоре приступили к мирным переговорам в Париже.

Сражение под Балаклавой (1854). За время Севастопольской обороны русская армия в Крыму дала союзникам ряд важных сражений. Первым из них стала битва под Балаклавой (населенный пункт на побережье, к востоку от Севастополя), где находилась база снабжения английских войск в Крыму. Намечая атаку Балаклавы, российское командование главную цель видело не в овладении этой базой, а в отвлечении союзников от Севастополя. Поэтому для наступления были выделены достаточно скромные силы - части 12-й и 16-й пехотных дивизий под командованием генерала Липранди (16 тыс. чел.). 13 октября 1854 г. они атаковали передовые укрепления союзных войск. Русские захватили ряд редутов, которые защищали турецкие части. Но дальнейший натиск был остановлен контратакой английской кавалерии. Стремясь развить успех, гвардейская кавалерийская бригада во главе с лордом Кардиганом продолжила атаку и самонадеянно углубилась в расположение российских войск. Здесь она налетела на русскую батарею и попала под пушечный огонь, а затем была атакована во фланг отрядом улан под командованием полковника Еропкина. Потеряв большую часть бригады, Кардиган отступил. Российское командование не смогло развить этот тактический успех из-за недостатка брошенных к Балаклаве сил. Русские не стали вступать в новый бой со спешащими на помощь англичанам дополнительными подразделениями союзников. Обе стороны лишились в этом бою по 1 тыс. чел. Балаклавский бой заставил союзников отложить намечавшуюся атаку Севастополя. В то же время он позволил им лучше понять свои слабые места и укрепить Балаклаву, ставшую морскими воротами союзных осадных войск. Это сражение получило широкий резонанс в Европе из-за высоких потерь среди английских гвардейцев. Своеобразной эпитафией нашумевшей атаке Кардигана стали слова французского генерала Боске: "Это великолепно, но это - не война".

Инкерманское сражение (1854)Инкерманское сражение (1854). Ободренный Балаклавским делом Меншиков решил дать союзникам более серьезный бой. К этому русского командующего подтолкнули и сообщения перебежчиков о том, что союзники желают покончить с Севастополем до зимы и намечают в ближайшие дни штурм города. Меншиков планировал атаковать в районе Инкерманских высот английские части и оттеснить их к Балаклаве. Это позволило бы разделить войска французов и англичан, что облегчало их разгром поодиночке. 24 октября 1854 г, войска Меншикова (82 тыс. чел.) дали сражение англо-французской армии (63 тыс. чел.) в районе Инкерманских высот. Главный удар русские нанесли на своем левом фланге отрядами генералов Соймонова и Павлова (всего 37 тыс. чел.) по английскому корпусу лорда Раглана (16 тыс. чел.). Однако хорошо задуманный план отличался плохой проработкой и подготовкой. Пересеченная местность, отсутствие карт, а также густой туман привели к слабой координации действий атаковавших. Российское командование фактически утратило контроль за ходом боя. Отряды вводились в сражение по частям, что снизило силу удара. Сражение с англичанами разбилось на ряд отдельных яростных схваток, в которых русские понесли большой урон от огня нарезных винтовок. Стрельбой из них англичане сумели уничтожить до половины состава некоторых российских частей. Во время атаки был убит и генерал Соймонов. В данном случае мужество атакующих разбилось о более эффективное оружие. Тем не менее русские дрались с неослабевающим упорством и в конце концов начали теснить англичан, выбив их с большинства позиций.

На правом фланге отряд генерала Тимофеева (10 тыс. чел.) сковал своей атакой часть французских сил. Однако из-за бездействия в центре отряда генерала Горчакова (20 тыс. чел,), который должен был отвлекать французские войска, те смогли прийти на выручку англичанам. Исход битвы решила атака французского отряда генерала Боске (9 тыс. чел.), который сумел оттеснить на исходные позиции выбившиеся из сил и понесшие большие потери русские полки."Судьба сражения еще колебалась, когда прибывшие к нам французы атаковали левый фланг неприятеля, - писал лондонский корреспондент газеты "Монинг кроникл". - С этой минуты русские уже не могли надеяться на успех, но, несмотря на это, в их рядах не заметно было ни малейшего колебания и беспорядка. Поражаемые огнем нашей артиллерии, они смыкали ряды свои и храбро отражали все атаки союзников... Минут по пяти длилась иногда страшная схватка, в которой солдаты дрались то штыками, то прикладами. Нельзя поверить, не будучи очевидцем, что есть на свете войска, умеющие отступать так блистательно, как русские... Это отступление русских Гомер сравнил бы с отступления льва, когда окруженный охотниками он отходит шаг за шагом. Потрясая гривой, обращая гордое чело свое к врагам своим, а потом снова продолжает путь, истекая кровью от многих ран, ему нанесенных, но непоколебимо мужественный, непобежденный". Союзники потеряли в этой битве около 6 тыс. чел., русские - более 10 тыс. чел. Хотя Меншиков не смог выполнить намеченную цель, Инкерманское сражение сыграло важную роль в судьбе Севастополя. Оно не позволило союзникам осуществить намечавшийся ими штурм крепости и вынудило их перейти к зимней осаде.

Штурм Евпатории (1855). Во время зимней кампании 1855 г. наиболее крупным делом в Крыму стал штурм Евпатории русскими войсками генерала Степана Хрулева (19 тыс. чел.). В городе находился 35-тысячный турецкий корпус под командованием Омера-паши, который угрожал отсюда тыловым коммуникациям русской армии в Крыму. Для предупреждения наступательных действий турок российское командование решило овладеть Евпаторией. Недостаток выделенных сил планировалось компенсировать неожиданностью нападения. Достигнуть этого, однако, не удалось. Гарнизон, узнавший о штурме, подготовился к отражению натиска. Когда русские пошли на приступ, они были встречены сильным огнем, в том числе с кораблей союзной эскадры, находившейся на евпаторийском рейде. Опасаясь больших потерь и неудачного исхода штурма, Хрулев отдал приказ прекратить атаку. Потеряв 750 чел., войска возвратились на исходные позиции. Несмотря на неудачу, налет на Евпаторию парализовал активность турецкого войска, которое так и не предприняло здесь активных действий. Весть о неудаче под Евпаторией, по всей видимости, ускорила кончину императора Николая I. 18 февраля 1855 г. его не стало. Перед смертью своим последним приказом он успел сместить за провал штурма командующего русскими войсками в Крыму князя Меншикова.

Сражение на речке Черная (1855). 4 августа 1855 г. на берегах речки Черная (в 10 км от Севастополя) произошло сражение русской армии под командованием генерала Горчакова (58 тыс. чел.) с тремя французскими и одной сардинской дивизиями под командованием генералов Пелисье и Ламармора (всего около 60 тыс. чел.). Для наступления, имевшего цель помочь осажденному Севастополю, Горчаков выделил два крупных отряда во главе с генералами Липранди и Реадом. Основной бой разгорелся на правом фланге за Федюхины высоты. Штурм этой хорошо укрепленной французской позиции начался по недоразумению, которое ярко отразило несогласованность действий российского командования в данном сражении. После перехода в наступление отряда Липранди на левом фланге Горчаков послал с ординарцем записку Реаду "Пора начинать", имея в виду поддержать огнем эту атаку. Реад же понял, что пора начинать атаковать, и двинул свою 12-ю дивизию (генерала Мартинау) на штурм Федюхиных высот. Дивизия вводилась в бой по частям: Одесский, затем Азовский и Украинский полки."Стремительность русских была изумительна, - писал об этой атаке корреспондент одной из британских газет. - Они не теряли времени на стрельбу и бросались вперед с порывом необычайным. Французские солдаты... уверяли меня, что еще никогда русские не обнаруживали в бою такой пылкости". Под убийственным огнем атакующие сумели преодолеть речку и канал, а затем достигли передовых укреплений союзников, где закипел жаркий бой. Здесь, на Федюхиных высотах, была поставлена на карту не только участь Севастополя, но и честь русской армии.

В этом завершающем полевом сражении в Крыму русские в неистовом порыве стремились последний раз отстоять свое купленное дорогою ценой право называться непобедимыми. Несмотря на героизм солдат, русские понесли большие потери и были отбиты. Частей, выделенных для атаки, оказалось недостаточно. Инициатива Реада изменила начальный замысел командующего. Вместо помощи имевшим некоторый успех подразделениям Липранди Горчаков послал резервную 5-ю дивизию (генерала Вранкена) для поддержки штурма Федюхиных высот. Эту дивизию ждала та же участь. Реад вводил полки в бой по очереди, и врозь они тоже не добились успеха. В упорном стремлении переломить ход сражения Реад возглавил атаку сам и был убит. Тогда Горчаков вновь перенес усилия на левый фанг к Липранди, но союзники успели подтянуть туда крупные силы, и наступление не удалось. К 10 часам утра, после 6-часового боя, русские, потеряв 8 тыс. чел., отошли на исходные позиции. Урон франко-сардинцев - около 2 тыс. чел. После сражения на Черной союзники смогли выделить главные силы для штурма Севастополя. Битва на Черной и другие неудачи в Крымской войне означали утрату почти на целое столетие (вплоть до победы под Сталинградом) завоеванного прежде русским солдатом чувства превосходства над западноевропейским.

Взятие Керчи, Анапы, Кинбурна. Диверсии на побережье (1855). Во время осады Севастополя союзники продолжили активный натиск на российское побережье. В мае 1855 г. 16-тысячный десант союзников под командованием генералов Броуна и Отмара овладел Керчью и разграбил этот город. Русские силы в восточной части Крыма под командованием генерала Карла Врангеля (около 10 тыс. чел.), растянутые по побережью, не оказали десантникам никакого сопротивления. Этот успех союзников расчистил им путь в Азовское море (его превращение в открытую морскую зону входило в планы Англии) и перерезал сообщение Крыма с Северным Кавказом. После взятия Керчи союзная эскадра (около 70 кораблей) вошла в Азовское море. Она обстреляла Таганрог, Геничевск, Ейск и другие прибрежные пункты. Однако местные гарнизоны отклонили предложения о капитуляции и отразили попытки высадки небольших десантов. В результате этого рейда на азовском побережье были уничтожены значительные запасы хлеба, которые предназначались для крымской армии. Союзники высадили также десант на восточном побережье Черного моря, заняв покинутую и разрушенную русскими крепость Анапу. Последней операцией на Азово-Черноморском театре военных действий стало взятие 8-тысячным французским десантом генерала Базена крепости Кинбурн 5 октября 1855 г. Крепость защищал 1,5-тысячный гарнизон во главе с генералом Кохановичем. На третий день бомбардировки он капитулировал. Эта операция получила известность прежде всего тем, что в ней впервые были применены броненосные корабли. Построенные по чертежам императора Наполеона III они легко разрушали орудийным огнем каменные кинбурнские укрепления. В то же время снаряды защитников Кинбурна, выпущенные с расстояния 1 км и менее, разбивались о борта броненосцев без особого ущерба для этих плавучих крепостей. Взятие Кинбурна стало последним успехом англо-французских войск в Крымской войне.
Источник

Tags: 1853, 1854, 1855, 1856, 1864, 1865
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments