sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Category:

Имам Шамиль сын царевича Александра из династии Багратионов?

Оригинал взят у serg_slavorum в Имам Шамиль сын царевича Александра из династии Багратионов?
Оригинал взят у serg_slavorum в Имам Шамиль сын царевича Александра из династии Багратионов?
Alexander,_Prince_of_Georgia.JPG
Портрет царевича Александра, сына последнего царя Кахетии, лидера антироссийского восстания на Кавказе. Из книги, опубликованной в Тбилиси в 1902 году.

Отрывок из очерка кавказоведа Хвтисо Мамисимедашвили «Вайнахи и грузинские горцы», который был опубликован в 1997 году. Полностью здесь.

С наступлением XIX века политическая ситуация на Кавказе в корне изменилась. С этого периода начинается непрерывная, продолжительная военная экспансия России. Подчинить Грузию, как и думали, оказалось делом не из легких. Страна оказалась в огне восстаний: в 1804 году - в Мтиулети, в 1812 – в Кахети и в 1820 году – в Имерети, а в 1832 году произошел заговор дворянства. Восставший сын царя Ираклия II Александр Батонишвили скрылся в селе Шатили в Хевсуретии, откуда при поддержке хевсуров, кистинов и других горцев пытался начать кавказскую войну против русских.





Борьба грузинского и кистинского народов против русских захватчиков описана писателем Александра Каландадзе в произведении «Роман о жизни Александрэ Батонишвили», (Тб., 1991 г.), а также А. Фронели «Восстание в Кахети» (Тб.,1992 г.). В его основе лежат исторические документы.

Город-крепость Шатили расположен в непроходимых горах, на границе Грузии и Кистинии. Таким образом, власть Батонишвили распространялось на оба края. У него также была постоянная связь с Кахети и Ериванским ханством. Александр послал союзников в Дагестан к Казимуле, который возглавлял северокавказских горцев в их борьбе за свободу до появления на этом поприще Шамиля. Еще во время восстания 1912 года в Кахети Батонишвили помогали лезгины. При переходе царевича из Велисцихе в Чалаубани его сопровождал вождь лезгинов Алискант с 5000 лезгин.

Для уничтожения восставших кавказских горцев российский император Александр I послал генерала Ртищева. Из Кавказского высокогорья генерал послал докладную записку Императорскому величеству: «В конце да концов я был вынужден начать большой поход против горных народов – хевсуров и кистинов. Это беспримерная экспедиция, подобно которой мир пока еще не знает… Хевсуры переманили своих соседей-кистинов, чеченцев, кабардинцев и другие горные народы. Они внушили им ненависть к войскам Его превосходительства. Призвали с наступлением весны спуститься с гор в ущелья, уничтожить русские посты, которые охраняют Военную Грузинскую дорогу. Разрушить мосты, дороги, идущие от Кавказской линии, изгнать русских и, завершив все это, пригласить царем Александра Батонишвили. Этот народ направил послов в Иран с просьбой начать войну».

У села Гуро грузины потерпели большое поражение. Организовать защиту Шатили удалось лишь при помощи кистинов. Но после того как к русским прибыли в помощь войска под предводительством Семеновича, генерал Тихановский из Лебаискари пустился в погоню за Александром Батонишвили, который находился в Кистинии, чтобы собрать новые войска. Тихановский вступил в Кистинию и предал огню двенадцать сел Митхосской общины, после чего вернулся в Шатили.

Тихановский впоследствии, хвастаясь, писал об этой операции, что он каждый дом обыскал в отдельности, устроил погром, сжег села и выселил тысячи семей.

Ртищев в конце доклада на имя императора тоже с гордостью отмечал то обстоятельство, что то, что не сумели сделать греки, римляне и персы, сделало русское оружие.

Потерпевший поражение, но не терявший надежды Александр Батонишвили вскоре был вынужден перебраться в Иран.

Императорский двор прекрасно понимал, что пока Грузия – эта своеобразная цитадель Кавказа, не встанет на колени перед Россией, на Кавказе будет невозможно проводить более активную политику.

Шамиль.jpg
Имам Шамиль.

С 20-х годов XIX века борьбу кавказских горцев за независимость возглавил Имам Шамиль, самыми верными мюридами которого были чеченцы (кистины).

Началась священная война – газават за защиту собственной земли, могил отцов и предков, за защиту чести.

Имам объявил своей резиденцией неприступную и красивейшую крепость-аул Ведено.

Более тридцати лет над Кавказом бушевал ураган войны… И захваченного, но несломленного Шамиля уже везут из родного Кавказа. Казалось бы, ничего не изменилось. Такой же орлиный взгляд, непреклонная гордость, только лишь окрасилась в седину борода утомившегося в боях имама. Но до Петербурга еще далеко. День идет за днем, неделя - за неделей. Необозримые степи… А до Петербурга еще очень далеко, и вышедший из раздумий, удивленный и разгневанный Шамиль воскликнет: если Россия была хозяином таких огромных, незаселенных, неухоженных и обширных земель, почему же отбирала у нас непригодные для нее скалы и неприступные ущелья? Неужели ей не хватило того, что у нее есть? К чему было проливать столько крови?

Среди грузин известна легенда, согласно которой Шамиль является сыном Александрэ Батонишвили. Эту мысль высказывает также Васил Меликишвили в одной из своих новелл: «Александрэ Батонишвили высоко подкинет и горячо обнимет маленького мальчика с соколиным взором. А лезгины перекинутся между собой:

-Целует Шамиля, сына возчика!
- Не сына возчика, а своего сына…»

Как известно, и сам имам не отрицал этого. Кто знает, может в случае победы он хотел объединить Кавказ, объявить себя наследником Багратиони и надеть царский венец Грузинского царства.

А. Фронели в своей книге «Горный орел Шамиль» (Тиф. 1914 г.), опираясь на различные сведения, высказывает мнение о том, что Шамиль был сыном Александрэ Батонишвили: «Когда Александрэ Батонишвили, сына царя Ираклия II, преследовали русские, он перебрался в Дагестан, Аварию, в село Соколо, как мужчина неженатый, но уже в летах он полюбил жену одного лезгина по имени Денгау, женщину красивую. И родился у них сын Шамиль, который потом стал имамом Дагестана и известным врагом русских. Сам Денгау был человеком беспечным и умом слабым. Он только мог носить воду из реки, и ничего большего делать не мог. Жил он в селе Гимры и, как говорят, из-за своей слабости не мог выполнять супружеских обязанностей».

Как отмечает А. Фронели, эту точку зрения подтверждают и рассказы старых лезгин: когда мать, уставшая от шалостей Шамиля, гневалась на него, то выговаривала: да не уймешься ли ты, наконец, гяур, сын гюрджи!

Кроме того, А. Фронели находит сходство в портретах Александрэ Батонишвили и Шамиля и приводит в свидетельство Важа Пшавела: Александрэ Батонишвили во время пиршества в Пшавети в семье Хаха Кистаури, оказывается, сказал: «Ох, может я так и помру бездетным, бродя по всему миру. Хотя, и не бездетен я, только жалею о том, что мое семя осталось в Дагестане».



UPD: Именем царевича Александра Батонишвили был назван один из батальонов "Грузинского Легиона", воевавшего в составе Вермахта.

Подробнее см.

Георгий Мамулиа. Грузинский легион в борьбе за свободу и независимость Грузии в годы Второй мировой войны. Второе дополненное и переработанное издание. Тбилиси. 2007 Страницы 185-186.



Tags: Война и Мир по Льву Толстому
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments