sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

Стенограмма протокола слушаний в сенате США (1919 г.) о событиях русской революции. 07.

Стенограмма протокола слушаний в сенате США (1919 г.) о событиях русской революции. 06.

В сборнике материалов «Красный террор в годы гражданской войны» (Лондон, 1992, составитель Ю. Фельштинский), содержащем выдержки из дед Особой следственной комиссии (при главнокомандующем вооруженными силами на Юге России) по расследованию злодеяний
большевиков приводится следующий «Акт расследования о социализации девушек и женщин в гор. Екатеринодаре по мандатам советской власти»:


В г. Екатеринодаре большевики весною 1918 года издали декрет, напечатанный в «Известиях» совета и расклеенный на столбах, согласно коему, девицы в возрасте от 16 до 25 лет подлежали «социализации», причем желающим воспользоваться этим декретом надлежало обращаться в подлежащий революционные учреждения.

Инициатором этой «социализации» был комиссар по внутренним делам еврей Бронштейн. Он же выдавал и «мандаты» на эту «социализацию».

Такие же мандаты выдавал подчиненный ему начальник большевистского конного отряда Кобзырев, главнокомандующий Иващев, а равно и другие советские власти, причем на мандатах ставилась печать штаба «революционных войск Северо-кавказской советской республики».

Мандаты выдавались как на имя красноармейцев, так и на имя советских начальствующих лиц — например, на имя Карасеева, коменданта дворца, в коем проживал Бронштейн: по этому образцу предоставлялось право «социализировать» 10 девиц.

Образец мандата [фотография приложена в качестве вещественного доказательства]:
МАНДАТ

Предъявителю сего товарищу Карасееву предоставляется право социализировать в городе Екатеринодаре 10 душ девиц возрастом от 16-ти до 20-ти лет на кого укажет товарищ Карасеев.
Главком Иващев [подпись]
Место печати [печать]

На основании таких мандатов красноармейцами было схвачено более 60 девиц — молодых и красивых, главным образом, из буржуазии и учениц местных учебных заведений.

Некоторые из них были схвачены во время устроенной красноармейцами в городском саду облавы, причем четыре из них подверглись изнасилованию там же, в одном из домиков.

Другие были отведены в числе около 25 душ во дворец войскового атамана к Бронштейну, а остальные в «Старокоммерческую» гостиницу к Кобзыреву и в гостиницу «Бристоль» к матросам, где они и подверглись изнасилованию.

Некоторые из арестованных были засим освобождены <...>, другие же были уведены уходившим отрядом красноармейцев и судьба их осталась невыясненной.

Так, например, ученица 5-го класса одной из екатеринодарских гимназий [т.е. ок. 17 лет] подверглась изнасилованию в течение двенадцати суток целою группою красноармейцев, затем большевики подвязали ее к дереву и жгли огнем и, наконец, расстреляли
.

Настоящий материал добыт Особой комиссией с соблюдением требований Устава уголовного судопроизводства.

На случай, если приведенные декреты покажутся читателю слишком радикальными, приведем несколько цитат из главного программного документа революционного марксизма, марсксового «Манифеста Коммунистической Партии».

Не имея под рукой плехановского или иного русского издания, пользуемся факсимильной копией «Manifesto of the Communist Party», by Karl Marx and Frederick Engels, Authorized English Translation, Edited and annotated by Frederick Engels, London, 1888, цена 2 пенса.
«Authorized Translation» означает, что друг Фридрих подписывается, что это есть их подлинные с другом Карлом мысли.
Параграфы 100-102, 106-111, 188:

Отмена семьи! Даже радикальнейшие деятели серчают на коммунистов за это позорное намерение.

Но на чем основана современная семья, буржуазная семья? На капитале и частной прибыли.

В полностью развитой форме она существует только у буржуазии; но она находит свое дополнение в бессемейности пролетариев и в проституции. БУРЖУАЗНАЯ СЕМЬЯ естественно ПЕРЕСТАНЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ, когда перестанет существовать это дополнение. Обе исчезнут С ИСЧЕЗНОВЕНИЕМ КАПИТАЛА.

Но вы, коммунисты, хотите ввести публичность женщин! — хором вскрикивает вся буржуазия.

Буржуа видит в своей жене простой инструмент производства. Он слышит, что средства производства будут использоваться совместно и, естественно, только и может вообразить, что женщины будут подобным же образом обобществлены.

Он не подозревает, что это именно вопрос отмены положения женщины как средства производства.

Нет ничего смешней, чем выражаемый буржуазией высоко моральный ужас при обвинении коммунистов в намерении ввести публичность женщин.

Коммунистам не нужно вводить публичность женщин — она существовала почти всегда. Наши буржуа, не удовлетворенные обладанием женами и дочерьми пролетариев, не говоря уже об узаконенной проституции, наслаждаются, совращая жен друг друга.

Буржуазный брак есть самая подлинная публичность женщин. КОММУНИСТОВ МОЖНО ОБВИНЯТЬ не более чем В ЖЕЛАНИИ вместо лицемерно скрываемого обобществления женщин ВВЕСТИ ОБОБЩЕСТВЛЕНИЕ ОФИЦИАЛЬНОЕ И ЧЕСТНОЕ. Более того, самоочевидно, что с устранением существующих производственных отношений исчезнет также и вытекающая из них публичность женщин, т.е. официальная и неофициальная проституция.

Социалистические и коммунистические писания содержат ценные элементы. [Даже реакционные социалисты] нападают на все основы существующего общества. Они представляют потому чрезвычайно ЦЕННЫЙ МАТЕРИАЛ ДЛЯ ПРОСВЕЩЕНИЯ РАБОЧИХ. Их ЦЕННЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ о будущем общества — например, ОТМЕНА различий между городом и деревней, СЕМЬИ, частной прибыли, платного труда <...> — все эти предложения означают исчезновение классового антагонизма <...>

Утверждающий, что полная атомизация, т.е. уничтожение общества вообще (о чем скажем дальше), в частности семьи и как следствие — передача воспитания детей в государственные учреждения (т.е. социализация детей) не является центральной мыслью Маркса — самый настоящий извратитель и фальсификатор сущности марксизма.

Саратовским анархистам и владимирским, лужским, колпинским и иным большевикам, как видим, только оставалось детализовать программу Карла Мордехая-Маркса{1} по части еженедельного анализа мочи, крови и пр.

------ 1) О происхождении Маркса и его имени до крещения см. напр. Robert Solomon Wistrich, «Revolutionary Jews from Marx to Trotsky», London, 1976. Если последовательно снимать маски-псевдонимы, то придется, пожалуй, переименовать марксизм в революционное мордехайство.

Но вернемся к показаниям свидетеля Роджера Е. Симмонса.

М-р Симмонс: <...> Если русские хотят национализировать землю — пускай. Если они хотят национализировать промышленность — прекрасно. Если они хотят советы или иную социалистическую форму организации — пусть. Оставьте решать все эти вопросы русскому народу. Но когда большевики пытаются провести реформы силой, когда они пытаются учредить правительство, вся деятельность которого полностью преступает право, законы морали и все законы божеские, я говорю: это угроза всему миру, и оно должно быть подавлено.

Сенатор Оверман: Они ведут эту пропаганду в Соединенных Штатах. Считаете ли вы, что они ведут ее по всему миру? Во Франции?

М-р Симмонс: Не знаю про Францию. У меня есть доказательства, что посылаются деньги в Данию и Швецию. Я знаком с человеком, возглавляющим большевистское информационное бюро в Швеции.

Сенатор Стерлинг: М-р Симмонс, касаясь военных преступлений, совершаемых большевиками — если вы помните, некоторое время назад я спросил вас, известно ли вам о случаях, когда стариков заставляли рыть могилы для своих сыновей, приговоренных к смерти. Я хотел бы привлечь внимание г-на Председателя к статье Дж. Кеннана <...> [читает:]

Восстания в Ярославле и Муроме были временно успешны; но в большинстве [других] мест полувооруженные люди были безжалостно перебиты артиллерией и пулеметами. <...> «В одном случае», говорит полковник Лебедев,{1} «в деревне Семениха красногвардейцы расстреляли около ста молодых крестьян и заставили стариков рыть могилы для своих сыновей, убитых на глазах родителей». Муром и Ярославль были в конце концов захвачены большевиками, после того как артиллерия и огонь обратили эти города в руины и заполнили улицы кучами тел.
------ 1) Один из командующих белой армией.

М-р Симмонс: О, да, это все вписывается в практику их действий.

Сенатор Нельсон: Много ли немецких офицеров в большевистской армии?

М-р Симмонс: Было некоторое количество, когда мы уезжали; но тогда мир еще не был провозглашен. Если бы мне пришлось делать предположение, теперь их может быть больше.

Из показаний Рождерса Смита, проживающего в Бруклине в Нью-Йорке, сотрудника банка National City Bank.

Работал в отделении National City Bank в Петрограде и находился в России с июня 1917 года по 2 сентября 1918 года.

М-р Смит: Положение с продовольствием в Петрограде становилось ужасным, особенно в феврале 1918 года. В дополнение, немцы были в 50 милях от города. Никто не мог сказать, войдут они или нет. Большевики сами не знали. Немецкая комиссия взяла реальный контроль над городом. Войска, конечно, никогда не вошли, как хорошо известно. В это время м-р Трэдвелл, м-р Браун, м-р Стефенс, м-р Уэлш и еще несколько человек, как считалось, последних американцев в Петрограде, эвакуировались 19 марта, и м-р Трэдвелл пошел в бюро, где они должны были получить паспорта...

Сенатор Уолкотт: Когда это было?

М-р Смит: 19 марта 1918 года. Он не смог объясниться ни по английски, ни по русски. Чиновник разговаривал только на немецком. Они сели на поезд, и на станции поезд был задержан на некоторое время. Обычно железнодорожный комиссар проходит и собирает паспорта. Комиссар заглянул в наше купе и сказал на ломаном английском: «Ну, ребята, собрались в небольшую поездку»? Этого человека звали Шатов. М-р Браун был с ним знаком. Шатов был еврей с Восточной Стороны Нью-Йорка.

Сенатор Нельсон: Каково было его другое имя?

М-р Смит: Это единственное имя, которое мне известно.

Сенатор Нельсон: Какова была его официальная должность?

М-р Смит: Комиссар Николаевской железной дороги — главный комиссар.{1}

------ 1) Это, возможно, неточное указание должности, занимавшейся Шатовым. В материалах слушаний встречаются споры по поводу того, какую в точности должность занимал Уильям Шатов.

Сенатор Нельсон: Он был еврей с Восточной Стороны Нью-Йорка?

М-р Смит: Да, сэр.

Сенатор Нельсон: Вы подготавливаете весьма хороших комиссаров у себя в Нью-Йорке, не правда ли?

Сенатор Уолкотт: Каковы были его обязанности, как железнодорожного комиссара? Был ли он тем, что мы называем суперинтендантом железной дороги [управляющим ж. д.]?

М-р Смит: Нет, он был предположительно назначен правительством контролировать железную дорогу. Он ничего не знал о железнодорожной технике, или о чем-либо в этом роде. Он должен был управлять более или менее работой железной дороги.

Сенатор Уолкотт: Это большая железнодорожная система или короткая линия?

М-р Смит: Это линия между Москвой и Петроградом.

Сенатор Уолкотт: Очень важная линия, не так ли?

Сенатор Стерлинг: Чем этот человек занимался в Нью-Йорке?

М-р Смит: Я не знаю, чем. Мы его не расспрашивали. М-р Браун может рассказать вам, если вы с ним свяжетесь.

Сенатор Оверман: Встречались ли вам в России другие люди с Восточной Стороны?

М-р Смит: Я не встречал других людей с Восточной Стороны или из Америки. Я слышал много историй, но я их не припоминаю. Я слышал много историй, и я видел в правительстве множество евреев [plenty of Jews]. Человек, арестовавший нас 26 декабря 1917 года, человек, командовавший группой, был рыжий еврей, русский еврей.

Майор Хьюмс: Вы сказали — арестовал. Вы имеете в виду, что они пытались установить контроль или установили контроль над National City Bank-ом?

М-р Смит: Да, они захватили все банки.

Сенатор Нельсон: И ваш банк?

М-р Смит: Не тем образом, что другие.

Банковские служащие переехали в Вологду, где в это время находились иностранные дипломатические представительства. Устраивать кровавую баню под окнами посольств большевики тогда не решались.

Сенатор Оверман: Царил ли там в это время терроризм?

М-р Смит: Единственный терроризм, о котором я могу свидетельствовать, это обыски. Все жили в постоянном страхе обысков.

Майор Хьюмс: В страхе обысков. Происходили ли действительно обыски?

М-р Смит: Да, множество. Однажды я проснулся в 4 утра от громкого стука в дверь, это было в Вологде в июле 1918 года. <...> Я отодвинул занавеску и выглянул посмотреть, что там такое. Я увидел еврея с тремя солдатами — вооруженными солдатами — колошматящего в дверь в верхней части дома. <...> Их наконец впустили, и мы все слышали звуки — громыхание и стук — наверху. Через час или два они ушли. Они забрали все запасы продовольствия. Они не обыскивали нижнюю часть дома. Внизу жил председатель местного большевистского совета; наверное, потому. Но такие обыски шли всю ночь — я знаю о двадцати. Они перешли на ту сторону улицы и обыскивали. Они забрали 60.000 рублей у человека и все его столовое серебро.

Сенатор Стерлинг: Это были обыски, чтобы найти деньги и ценности?

М-р Смит: В основном искали продовольствие. Но они забирали все, что могли найти. Это была комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и так далее, и так далее.
Из показаний Уильяма У. Уэлша, проживающего в Нью-Йорке и находившегося в России с октября 1916 по 1 сентября 1918 года; в качестве помощника бухгалтера National City Bank-а.

М-р Уэлш: Был задан вопрос: какого рода люди приехали в Россию из Америки после [февральской] революции? Я принимал большинство людей, приходивших в наш банк и встретил множество [a great many] русских, вернувшихся из Нью-Йорка в Россию. Почти во всех случаях они жили в Америке от 9 до 10 лет, со времени первой революции в 1905 года до этой второй [февральской] революции. Многие из них делали такое необычное утверждение, и один из них сделал его особенно отчетливо: когда я его спросил, почему он приехал назад, он ответил: «Потому что я вернулся в свободную страну. Ты думаешь, Америка — свободная страна?». Я ответил: «Конечно, свободная». «Ну», сказал он, «разве ты не знаешь, что там нельзя говорить все, что хочешь или делать все, что тебе захочется?». «Но не во время же войны» — сказал я.

Сенатор Нельсон: Американцы, которые приехали в Россию, я имею в виду — люди с Восточной Стороны, которые приехали и которых вы описываете — активно включались в ряды большевиков?

М-р Уэлш: Да.

Сенатор Нельсон: И становились их руководителями?

М-р Уэлш: Да. Были некоторые — немного, но некоторые были — настоящие русские. Под настоящими русскими я подразумеваю урожденных русских, не русских евреев.

Сенатор Нельсон: Вы имеете в виду славян?

М-р Уэлш: Да, люди, которые были настоящими политическими изгнанниками, которые приехали в надежде, как мадам Брешковская описала это вчера, что осуществилась их революция. Эти люди теперь в России, и если они не умерли от голода, то умирают, потому что они не могут работать для большевиков, а с большевиками не может быть компромиссов — ты либо с ними, либо против них.

Сенатор Нельсон: Было мало [a few] тех, которые были настоящими русскими, вы сказали? Каково соотношение? Они были русскими евреями?

М-р Уэлш: Евреев было много, да.

Сенатор Нельсон: Еврейский элемент среди них господствовал?

М-р Уэлш: Не могу сказать — господствовал ли, но он был очень заметен.

Сенатор Нельсон: И они включились в ряды большевиков, так?

М-р Уэлш: Да.

Сенатор Нельсон: Они не были похожи на тех, которые были неудовлетворены [условиями жизни], которых вы описывали?

М-р Уэлш: Не были похожи. Может быть стоит немного разъяснить тот общий факт, что большинство из большевистских вождей — евреи, чтобы избежать непонимания. В России хорошо известно, что три четверти большевистских вождей — евреи. Но этот факт не означает, что большевики — про-еврейски настроены или что евреи в России настроены про-большевистски. Во многих случаях как раз наоборот.

Большевики провозглашают, что они — первые и последние интернационалисты и антикапиталисты. Мне известно несколько случаев, когда состоятельные евреи были репрессированы так же, как и остальная русская буржуазия. За евреем, владельцем завода, которого я знал очень хорошо, большевики охотились несколько месяцев. Он проводил большую часть времени вне дома, скрываясь у друзей. Он в конце концов откупился от большевиков. Он рассказал мне, что случилось с его другом, евреем, который был арестован большевиками, потребовавшими выкуп в 100.000 рублей. Его жена, по совету друзей, сказала, что не может столько заплатить. Большевики велели ей принести, сколько сможет, и она вернулась с 50 тысячами. Большевики сказали, что если она собрала деньги так легко, то она может набрать и еще. Она вернулась во второй раз с 10 тысячами. Ей сказали, что если ей нужен муж, она может забрать его тело.

Сенатор Оверман: Вчера мы слышали показания, что существуют группы обысков, которые входят в дома людей в любое время дня и ночи и забирают все, что смогут найти. Люди, которые приехали из Америки в Россию, и которых вы описывали — они участвуют в обысках, мародерстве, грабежах, убийствах и налетах?

М-р Уэлш: Нет, обыски делаются солдатами и людьми низкопоставленными. Люди, которые приехали из Соединенных Штатов — это образованные, интеллектуальные люди, они, естественно, стали вождями. Как пример того, кто может принимать участие в обысках, возьмите ухажера нашей горничной, Виктора Стронберга. Он был сыном большевистского комиссара, но сам не большевик.

Мы часто разговаривали с ним в нашем доме. Он работал на резинотехническом заводе Треугольник, который закрылся, ибо они ожидали, что войдут немцы. Треугольник — крупнейшая резиновая компания, быть может в мире. Работы не было. Хотя его отец был большевиком, но он сам не большевик, но он пошел в эти отряды, занимающиеся обысками. Потому что, как он сказал мне: «Если я этим не займусь, займется кто-то другой, а мне надо жить».

Сенатор Стерлинг: Есть ли у вас основания считать, что было много казней без суда или слушания?

М-р Уэлш: Да. И я хочу сказать, что человеку, который не был в России месяц, трудно говорить, как там обстоят дела сейчас. Мы уехали в неделю, когда начался терроризм, когда стреляли в Ленина и убили Урицкого, и на следующую неделю появилось заявление: «За каждого большевика — тысячу буржуев.»

Сенатор Стерлинг: Что это означает?

М-р Уэлш: Это означает, что они расстреляют 1000 буржуа за каждого убитого большевика. Мы, конечно, когда уезжали, говорили: «Как жаль, что в Ленина промахнулись». Англичанин, который приехал через месяц, сказал: «Я знаю, что говорили вы, когда уезжали. Но мы, оставшиеся, на коленях молились каждую ночь, чтобы Ленина не убили насмерть. Потому что иначе, мы знали, они выполнят свою угрозу и расстреляют всех нас.»

И он рассказал, что подряд 10 ночей — каждую ночь 10 ночей подряд — они забирали в Москве 150 буржуа; арестовывали их в 4 или 5 часов утра и расстреливали их до рассвета.

Это говорил человек, заслуживший Георгиевский Крест — русский Георгиевский Крест.{1}
------ 1) Речь, возможно, идет о R. Wilton’е, корреспонденте лондонской Times.

Сенатор Стерлинг: За что дается эта награда?

М-р Уэлш: За мужество на фронте. Он был одним из корреспондентов на галицийском фронте при наступлении и отходе. Он был в России во время всех революций и он сказал мне позднее: «Как вы знаете, мы привыкли к стрельбе каждую ночь — это были обычно грабежи или солдаты стреляли в воздух. Но что давило на нервы, так это вот что.

Среди бела дня вы видите группу в 30 или 40 хорошо одетых человек, конвоируемых по улице красногвардейцами. А потом в 12 или в час вы услышите выстрелы — зная, что на каждый выстрел кто-то ставится к стене, без всяких расспросов.»


Он сказал, что это разрушало сознание. Они не только расстреливали, они печатали их имена в газете; если такие газеты можно было бы привести из России, вы бы смогли увидеть имена выдающихся людей, расстрелянных.

Я отклонился от вашего вопроса, но я хотел сказать, что при мне американцев не репрессировали. Но англичанин, приехавший через месяц, сказал, что обстановка изменилась совершенно. Он сам пять ночей не спал у себя дома, он был вынужден спать в разных местах.

Сенатор Нельсон: Заметили ли вы какую-либо активность немцев в связи с большевистскими силами?

М-р Уэлш: Как рассказывалось вчера, когда мы эвакуировались из Петрограда и обратились за разрешением на выезд, консул Трэдвелл, который вернулся из Вологды, чтобы вывезти нас, последних американцев <...> сказал, что когда он обратился за разрешением, они в [визовой] комиссии разговаривали только по-немецки.


Сенатор Нельсон: Были ли немецкие военные офицеры в Петрограде?

М-р Уэлш: В Петрограде в это время находилась немецкая комиссия из Германии. Немецкие военнопленные были на свободе, полностью. Они разгуливали группами по улицам. Более того, немцы прислали и переодели их в парадную форму, и они разгуливали в красных пальто с белыми галунами и в синих шапках — как на параде по улицам Петрограда.

Сенатор Нельсон: В немецкой форме?

М-р Уэлш: Да.

Сенатор Нельсон: И им не препятствовали?

М-р Уэлш: Не препятствовали. И они разговаривали по-немецки на улицах Петрограда.

Далее Уэлш рассказывает об экстренной эвакуации из Петрограда, перед угрозой входа в город немцев. Комиссар Билл Шатов не хотел выпускать поезд, мотивируя это тем, что в нем слишком мало пассажиров. Тогда один из группы уезжавших, Браун, знавший Шатова, отвел его в сторону.

М-р Уэлш: Шатов вернулся и сказал: «Ну, ребята, все в порядке. Можете ехать. Передавайте привет Бродвею.»

Он был тогда комиссаром Николаевской железной дороги, главной дороги между Москвой и Петроградом, а также сибирской линии. <...> Я не уверен, но сейчас он кажется начальник полиции или начальник военных сил в Петрограде.

Сенатор Стерлинг: Вам известно, чем он занимался до того как приехал в Россию?

М-р Уэлш: Я не знаю, но это легко можно установить.

Сенатор Нельсон: Он жил в Америке?

М-р Уэлш: Да, иначе он не знал бы так хорошо Бруклин и остров.

Сенатор Нельсон: Он окончил Восточную Сторону?

М-р Уэлш: Если вам угодно так выразиться.

Сенатор Нельсон: У вас там что, большевистское училище?

М-р Уэлш: Ну, я был в России два года, и мне сложно сказать, что делается в Нью-Йорке.

https://vk.com/doc92541586_442486440?hash=c99b85d30e7d4f6ea0&dl=c46cfde97962d433ac

Продолжение следует.

Стенограмма протокола слушаний в сенате США (1919 г.) о событиях русской революции. 08

Tags: Революция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments