sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

ОФИЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ - ФАЛЬШИВКА. ПОЧЕМУ? Герасимов.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ - ФАЛЬШИВКА. ПОЧЕМУ?

I. Как я стал заниматься историей

Особого интереса к истории у меня никогда не было. Точнее, интерес, естественно, был, но не более, чем у любого относительно образованного обывателя. История страны, цивилизации, твоей области, твоего народа это интересно. Но о том, чтобы углубленно заниматься наукой историей даже мыслей не было. Я был подобно многим обычным потребителем истории, создаваемой другими, причем даже больше не истории, а ее популярного изложения писателями исторического жанра.

Заниматься я планировал физикой. И к тому были вполне объективные предпосылки. С 1972 по 1974 годы я был участником почти всех городских и областных олимпиад по математике, физике, химии в городе Саратове, где жил и учился в школе. Всегда был в числе призеров, а в половине случаев победителем. Был даже диплом второй степени с Всесоюзной олимпиады по математике.

Сложившийся к этому времени менталитет фактически заставлял искать в окружающем мире вопросы и самостоятельно находить на них ответы. Это само по себе было очень увлекательно. Вопросы же из окружающего мира в основном относились к физике.
Так что кем быть, вопрос не стоял. После окончания школы в 1974 году поступил в Московский физико-технический институт лучший вуз страны соответствующего профиля. В 1980 окончил его с отличием.

Вуз технический, а идеологическая накачка, как и везде в то время, была нешуточная. Можно было сколько угодно прогуливать учебные занятия по другим дисциплинам, но пропуск занятий по общественным наукам реально грозил отчислением. И хотя к общественным наукам особого интереса не было, точнее, еще со школы было весьма сильное отторжение того, что преподавалось, в голове все же что-то застревало.

А позже сработал познавательный комплекс, сложившийся в детстве. Одна неразрешимая задача в брежневские времена просто витала в воздухе. Почему в СССР люди жили хуже, чем в капиталистических государствах, которым по марксистской науке следовало загнивать и отмирать? Почему жизнь в СССР монотонно ухудшалась? Почему, наконец, в «самом прогрессивном государстве мира» социальная информация засекречивалась, а по всем каналом СМИ на нас нескончаемым потоком лились сомнительные коммунистические лозунги, сдобренные примитивной, элементарно разоблачаемой ложью?

И хотя этот вопрос об окружающем мире относился уже не к физике, исследовательский зуд в сознании требовал найти на него ответ. Тем более, что он был во многом схож с нестандартными олимпиадными задачами, решением которых в свое время я с удовольствием занимался.

Первый шаг в этом направлении состоял в том, чтобы хотя бы разобраться, является ли наша советская действительность результатом ошибки классиков марксизма, или это плохие исполнители завели систему в тупик. Ответ на этот вопрос следовало искать в работах самих классиков, в сопоставлении того, чему нас учили, с их видением темы.

Для того, чтобы разобраться, их работы надо было читать полностью, не по списку цитат, включенных в институтскую программу, а кроме того еще и думать, что классики имели в виду в каждом конкретном случае, поскольку эта наука не была формализована и используемая терминология оставалась местами неоднозначной. Моя трактовка их работ после такого углубленного изучения далеко не всегда совпадала с официальной.

А через некоторое время восприятие вообще изменилось. Пришло ощущение, что на серьезную науку марксизм-ленинизм и в своих основах даже отдаленно не тянет. Слишком сильно в нем было стремление укладывать все в определенное русло, подгонять решение под политические задачи. О строгости и последовательности с точки зрения естественных для науки требований речь вообще не шла. Внутренних противоречий и логических передергиваний обнаруживалось предостаточно. Прежний же еще детский опыт разбора математических парадоксов приучил, что всего один нестрогий шаг даже с последующими безупречными выкладками вполне может привести к полному абсурду.

В результате в 1979 году предыдущая задача естественным образом переросла в новую: аккуратно, без подтасовок, построить общественную науку, описывающую изменение общества, так, чтобы уже в ее рамках естественным образом получились бы ответы на все вопросы, поставленные выше.

Как ни странно, в чисто научном плане задача не представлялась уж очень сложной. Движущий мотив всех участников общественного процесса был очевиден – выгода, человеческая корысть. На все это накладывались имеющиеся в распоряжении людей разноплановые технологии.
Если отношения в обществе тоже рассматривать, как своего рода технологии, то задача сводилась к получению решения того, как все множество технологий, включая социальные, изменяется со временем.

В частности было очевидно, что вся технологическая культура особенно в древности обязана быть непрерывной, технологии могли изменяться только пошагово в рамках метода проб и ошибок. Технологические скачки были невозможны.

Задача по своей сути стала очень похожа на поиск решения системы дифференциальных уравнений, у которой были свои граничные условия. Начальные технологии должны были соответствовать технологиям животного уровня, которые можно было подсмотреть, наблюдая за различными видами животных, включая наиболее близких нам физиологически человекообразных приматов. А конечные технологии, которыми человечество пользовалось в наше время, были у всех на виду.

Решением этой системы должна была стать построенная непрерывная историческая картина от глубочайшей древности до нашего времени, привязанная к определенным географическим и природно-климатическим условиям. Соответствие получаемой теоретической картины и Всемирной истории должно было ответить на вопрос о верности изначальных предположений, на основании которых искалось решение. История после такой работы должна была войти в число точных математических наук. А после этого, убедившись в верности сделанных построений, вполне можно было прогнозировать варианты дальнейшего развития человечества.

Однако неожиданно работа захлебнулась. Получаемые решения для начала человеческой цивилизации принципиально расходились с тем, что давала Всемирная история. Никакими разумными поправками подогнать получаемое теоретическое решение под экспериментальные данные, даваемые историей, не удавалось. Вывод был неутешительный. Что-то существенное при поиске решения было упущено. Что – я так и не смог тогда понять.

Где-то в 1982 году я вынужденно прекратил попытки построения теоретической истории. Предположение, что прав я, а официальная история, признанная всем миром на протяжении столетий, неверна, к тому же не в мелочах, а глобально по существу, мне тогда даже в голову не приходило. На уровне элементарного здравого смысла, происходящего из естественных и точных наук, где у меня был какой-то личный опыт, такого просто не могло быть.

В 1999 году мне случайно попалась одна из книг А.Т. Фоменко. Книга меня поразила. В ней ставился вопрос о фальшивости официальной истории. Кроме этого он давал там кое-какие отрывочные элементы своего видения древней истории.

Основную часть его исторических построений я отбросил, интуитивно согласившись только с небольшой их частью. Позже, при более аккуратном анализе, я отказался и от всего остального. Единственным второстепенным исключением, стало только признание того, что Московский кремль это и есть библейский Иерусалим. Но с его критикой официальной истории я согласился почти полностью. Убедительных аргументов в пользу того, что официальная древняя история неадекватна, было вполне достаточно.

Стоит отметить, что мое согласие с ним было далеко не любительским. Основная моя специализация была метрология (метрология – наука об измерении высшей точности). После окончания института я работал во ВНИИФТРИ, головном метрологическом центре СССР. С 1984 года – старший научный сотрудник. В частности я был полностью согласен с Фоменко, что физические независимые методы датировки в истории с точки зрения метрологии некорректны.

Сказалось, конечно, и то, что психологически я уже был к этому давно готов, просто сам в свое время не дошел до того, что официальная история может быть фальшивой. После такого поворота событий, естественно, возникло желание вернуться к работе, начатой за два десятилетия до того. Восстановив за год в памяти кое-что из прежних размышлений, я напечатал первую свою книгу «Прикладная философия», обозначив в ней подходы к трем, интересовавшим меня темам: реконструкция реальной истории, оптимизация общественного устройства, смысл жизни.

Как оказалось, публикации Фоменко породили целый слой историков-любителей, близко воспринявших тему фальшивости официальной истории. Моя изданная книга вызвала тоже какой-то интерес в этой среде. Дальнейшее общение с ее представителями оказалось весьма интересным и полезным. Шел оперативный обмен информацией и идеями. Регулярно проходили конференции. Сыграло свою роль и развитие Интернета.

За следующие три года у меня было несколько публикаций по реконструкции истории. Однако, оценивая сейчас эти результаты задним числом, я сам отмечаю в них одну общую, хотя и не очень существенную, ошибку. Восстанавливая тот или иной исторический фрагмент и сравнивая его с тем, в каком виде он оказался запечатлен в официальной истории, я еще старался найти техническое и психологическое обоснование того, как в работы историков вкралась ошибка.

Позже, закончив реконструкцию истории, я полностью освободился от наивности такого сорта, которой, к слову сказать, страдали многие. Сейчас я однозначно утверждаю, что случайных ошибок в официальной истории нет, и не было. Она вся выдумывалась вполне осознанно.

Начался процесс по созданию фальшивой официальной истории в последней четверти восемнадцатого века и продолжался до конца девятнадцатого.

Вся официальная история это продукт, целенаправленно созданный профессиональными историками по заказу государственной власти, в котором случайных вкраплений нет.


В частности люди, создававшие эту историю, много сил положили, чтобы никто после них не мог докопаться до истины.

Фальшивки лепились тщательно, да и вся научно-историческая система с их подачи при поддержке властей выстраивалась так, чтобы на пути более поздних исследователей в этой части стояли непреодолимые барьеры.


Поэтому к официальной древней истории я отношусь как к условно достоверному источнику, приблизительно как к библии. Достоверная информация там, безусловно, есть, но далеко не вся, и потому пользоваться ей следует предельно осторожно.

В среде историков-любителей был не один автор, пытавшийся реконструировать историю. Все делали это, выбирая некоторые материалы из официальной истории, которые казались им достоверными, а остальные отбрасывали, как фальшивые. Однако каждый решал эту задачу интуитивно. Объективных критериев верности выбора не было. А потому результаты у всех получались разные, и с работами конкурентов не соглашались.

Вероятно, я был к истине ближе остальных, поскольку материалам из официальной истории доверял гораздо меньше, рассматривая их, в лучшем случае, только как подсказки, а главным для реконструкции считал анализ общественных процессов и вытекающие из них изменения в цивилизации. Однако полной уверенности в точности того, что создавалось на том этапе, не было и у меня. Историческая картина оставалась достаточно расплывчатой. Элемент гадания, особенно в конкретных исторических деталях сохранялся.

Качественный прорыв произошел в мае 2004 года. Я сумел восстановить историю календарей, которыми пользовалась цивилизация, и механизм первой фальсификации, основанный как раз на игре с календарными шкалами.

Само доказательство календарной истории рассмотрим чуть позже. Сейчас только отмечу, что имеется достаточно строгое доказательство того, что с вероятностью гораздо больше 99,9% цивилизация жила по реконструированной мною календарной истории. А вероятность того, что все же верна официальная календарная история, много меньше 0,1%. Такое распределение вероятности фактически отвергает официальную историю, а предлагаемую календарную историю делает практически достоверной.

Чтобы полностью завершить календарную историю, по возможности популярно изложить ее доказательство, а так же реконструировать саму историю потребовалось еще несколько лет. Работа по восстановлению истории была завершена в 2009 году. Результаты изложены в книге «Реальная история России и цивилизации». Правки текста после 2009 года носили в основном стилистический характер.

И в заключение оговорюсь. Я совсем не стремился делать все это в одиночку. Философскую, обществоведческую часть работы я, вероятно, мог выполнить лучше кого-либо, с физико-математической частью исследования тоже был в состоянии удовлетворительно разобраться самостоятельно, но многих самых разноплановых знаний, особенно чисто исторических, явно не хватало. Все время стояла задача поиска единомышленников. И тех, кто оказывал мне самую разноплановую помощь, было немало.

Однако среди профессиональных историков найти помощников так и не удалось. Все они в один голос повторяли, что глобальная фальсификация истории исключена. Соответственно вся эта работа бессмысленна и даже вредна. Поэтому реконструкцией истории совсем не от хорошей жизни мне в конечном итоге пришлось заниматься самому.

II. Календари в цивилизации

Календари это технологии. Потребность в этих технологиях возникла не на ровном месте, а в результате развития определенных социальных отношений, которые мы тоже решили считать технологиями. Так что в начале этой темы мы в основном будем говорить о технологиях.


В древности серьезной потребности вести счет дней, датировать события, ни у кого не было. Соответственно не было и календарных технологий. Впервые серьезная потребность как-то учитывать время появилась только вместе с государством и началом налогообложения. Поэтому нам придется кратко рассмотреть, как государство возникло.

В фальшивой официальной истории государственность начинается с классовых рабовладельческих обществ и абсолютной власти фараонов. Простейший анализ показывает, что это нонсенс. Государство это множество социальных технологий. Налогообложение, чиновничий аппарат со сложной иерархией, государственное подчинение одних другим, полиция, армия, их содержание, содержание государственных служащих, финансы, регулирование отношений собственности между гражданами, государственный арбитраж и так далее. Все это невозможно создать сходу, а должно постепенно шаг за шагом отстраиваться в уже существующих государствах. Просто по чьему-то приказу такие отношения возникнуть не могли.

То же самое относится и к рабовладению. На первый взгляд все просто, а в действительности это весьма непростые отношения. Они тоже могли возникнуть только как результат длительного пошагового развития. К тому же все это могло происходить только на фоне уже существующих некоторых структур, упоминаемых в предыдущем абзаце. К примеру, без силовых государственных структур удержать рабов в повиновении было бы весьма проблематично.

Мы же выше уже уточнили, что технологии должны быть непрерывны, развиваться пошагово.

Поэтому в действительности схема возникновения государства совсем иная.

Первая самая примитивная государственность складывается в городах. В официальной истории какое-то описание этого можно найти в истории Новгородской демократии.

Сам город возникает стихийно, как место постоянных торгов и как результат компактного совместного проживания большого количества людей, экономически привязанных к рынку.

Первый постоянный городской контингент это купцы и ремесленники. Кроме того там постоянно присутствовало значительное количество окрестных селян, явившихся для обмена своих продуктов, на нужные им, произведенные другими.

Городские службы, городская власть и соответственно первая примитивная государственность возникает добровольно по желанию общего собрания горожан и исключительно в их интересах. Там первоначально действует стихийная демократия. Высшая власть — общее собрание горожан.
Уже на том историческом этапе возникло первое еще примитивное налогообложение. Работники городской службы уборки города столовались у горожан. Те поочередно кормили их.

Регулирование даже такого простейшего налогообложения уже требовало определенного учета его во времени.

Естественно, никто не вкладывался в создание специальных служб измерения времени. Все пользовались тем, что предоставила природа. Лунный календарь: полный лунный цикл от новолуния до новолуния, еще дополнительно фазы луны. Такой точности измерения времени на том историческом этапе под то налогообложение было вполне достаточно. Так что первый календарь, которым пользовались в цивилизации, лунный.

На том этапе никто циклы не считал. Датировок не было. Просто в книге учета городской деятельности записи делались последовательно, одна за другой. Случавшиеся новолуния тоже заносились в эту книгу. В результате было легко понять, что за чем следовало и к какому лунному циклу относилось. А если иметь всю такую книгу, все ее тома в правильной последовательности, то задним числом можно было в случае потребности и пересчитать циклы, и пронумеровать их, фактически таким образом датировать события. Позже, когда такая потребность возникла, это и было проделано.

Но вернемся к развитию государственности в городах. Постепенно количество специализированных городских служб возрастало, функции и полномочия городской власти расширялись. Все это происходило добровольно, в интересах горожан, по их коллективному решению.

Надо было строить общегородские постройки, а потом поддерживать их. Нужна была служба охраны порядка и пресечения преступности. Нужен был судья, арбитр, который разрешал бы споры между горожанами. А в помощь ему была необходима служба судебных приставов, которые обеспечивали бы выполнение судебного решения. Одной из актуальнейших проблем для горожан стало упорядочение наследования имущества.

Разрешение спорных ситуаций была сложная и весьма квалифицированная работа. В древности, когда практически любые знания передавались только от отца к сыну, на нее приглашали князя, представителя рода, имевшего соответствующий опыт. А это влекло за собой увеличение налогов.

Сельские жители городской власти не подчинялись. А имущественные споры, особенно в части наследования имущества в сельской местности были не реже, чем в городе. Арбитраж сельским жителям был нужен не меньше.

Поэтому они сами стали проситься под юрисдикцию городской власти. Им нужен был судья и служба приставов, которые обеспечивали в случае необходимости силовую поддержку выполнения судебного решения.

Город шел им навстречу. Но в результате нагрузка на князя, возрастала. Служба приставов тоже вынужденно увеличилась и стала конной, чтобы обеспечить ее мобильность. Так возникла конная пока еще весьма немногочисленная княжеская дружина, выполнявшая силовые функции в выросшем государстве. Первой ее функцией было силовое обеспечение выполнения судебных решений. Почти сразу возникла вторая ее функция — поддержания порядка, пресечения преступности, наказания по решению судьи преступников.

Рост функций князя, увеличение дружины и затрат на ее содержание влекло за собой увеличение налогов. Характер налогов, естественно, тоже менялся. Этот слой уже не мог довольствоваться только едой. Им нужно было оснащение и хорошее содержание. Для этого усиливалась городская служба по сбору и учету налогов. Она из экономии, чтобы дополнительно не раздувать штаты, также подчинялась князю.

В очередной раз уточню, что все полномочия общее собрание горожан делегировало князю само, и налоги увеличивались добровольно, исключительно в общих интересах граждан. В городах-государствах действовала демократия. И окрестные селяне вписывались в эту систему сами добровольно, и налоги сообща решали платить сами. Никто их к этому не принуждал. Насилие в цивилизации того периода было минимальным, только по отношению к нарушителям установленного порядка.

Городов первоначально было мало. Их можно было пересчитать по пальцам одной руки. И все эти города-государства были самостоятельными.

Но один элемент их все же объединял. Все князья принадлежали к одному роду, который имел опыт судейства. Соответственно культура у них была общая, принципы судейства совпадали.
Кроме того родовые традиции в то время еще были в цивилизации господствующими. Старший в этом роду был главным судьей. Его называли Ханом или Иоанном, и все признавали его высшим арбитром. Причем любому городу было крайне интересно, чтобы ставка Хана была у них.

Ставка двух первых Ханов располагалась в городе в низовьях Волги. Его называли Острог Хана, что позже закрепилось в фальшивой истории, как Астрахань. Это фактически первый, самый древний город цивилизации.

Одним из первых городов лесной зоны был Ярославль. Но это название он получил существенно позже. А первоначально, как и все новые города, чаще всего именовался Новгородом. Так получилось, что приглашенный туда князь стал претендовать на роль Хана. Это привело к династической разборке.

Каждого из князей поддерживало свое ополчение горожан и селян. Численность Орды, идущей из Астрахани, была много больше, чем ополчение Новгорода, города молодого и еще относительно небольшого. Поэтому новгородцы выбрали чисто оборонный вариант, перекрыв противнику путь на переправе, которую никак нельзя было обойти. Орда так и не смогла переправиться. Все попытки оказались безуспешны. В официальной истории сделано несколько дублей с этого реального события, в частности «Куликовская битва» и «Стояние на Угре».
В действительности же к реальному прототипу наиболее близок «Бой Мстислава с Редедей». Не сумев решить спор в результате сражения отрядов, стороны вступили в переговоры. Обсуждая ситуацию, они признали законность позиций каждой из сторон.

Однако менталитет того времени требовал, чтобы Хан в цивилизации был один. Поэтому было принято решение о поединке князей на смерть. Победил новгородский князь, который в результате стал Иоанном III.

Но главным следствием этого столкновения стало более тесное объединение всей цивилизации в единую империю и возникновение коллективного органа из народных представителей, который обладал высшей властью. В описываемом событии этот орган возник стихийно из двух делегаций переговорщиков. В дальнейшем он стал собираться по мере необходимости и назывался Земским собором.

Первые Земские соборы многое определили в последующей истории. Во-первых, приняли третейское решение, ставку Хана поместить ни в Астрахани, ни в Ярославле, а прямо там, где все эти вопросы впервые стали обсуждаться. Так на месте ключевого для цивилизации события был заложен центр поклонения, Москва, и туда же после строительства города была перенесена ставка Иоанна III.

Во-вторых, было решено собирать налоги в общую казну со всей империи, в частности на строительство Москвы. Для этого решили увеличить численность конной дружины.

Располагаться она стала в степях, называемых Полем. Соответственно этот контингент стал именоваться половцами или поляками, территория, где он дислоцировался, Польшей, а ставка командующего – Польской заставой, сокращенно – Полтавой. Оттуда же происходят слова полк, полиция и политика. Два с лишним века спустя, место дислокации поляков было перенесено южнее, за днепровские пороги. Тогда и появилось несколько новых прозвищ, в частности запорожцы.

Увеличение государства в связи с объединением привело к тому, что возникли несколько центров (городов), где велось делопроизводство. Сначала связь была минимальной, но постепенно документооборот увеличивался. Корреспонденция в сочетании со своими документами и записями в деловых книгах требовали упорядочения. Для упорядочения все события стали датировать. Ничего лучше придумать не смогли. Для этого прежние лунные циклы пересчитали, присвоили им порядковые номера, и последующим лунным циклам стали присваивать следующие номера.

Так цивилизация пришла к первому календарю. Случилось это уже только в относительно большом государстве. До того датировки никому не были нужны.

В этой связи следует уточнить еще один момент, доставшийся нам в наследство от предков, да и в последующей истории сыгравший немаловажную роль. По сложившейся традиции, происхождение которой я здесь не рассматриваю, но его при желании можно найти в моей книге «Обществоведение», Хан должен был иметь сыновей и хотя бы одного внука от старшего сына, являясь, таким образом, главой династии. В ситуации, грозящей спорами, это соблюдалось неукоснительно. Поэтому в истории Иоанна III, которая была чревата конфликтом, этот элемент имел место.

https://vk.com/doc102311668_440675334

Tags: Версии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments