sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Засекреченные события 17 июня 1953 года в ГДР. Мегагосударство против Красной чумы социализма.Ч.2.

Оригинал взят у cat_779 в Засекреченные события 17 июня 1953 года в ГДР. Мегагосударство против Красной чумы социализма.Ч.2.
Начало:

Засекреченные события 17 июня 1953 года в ГДР. Мегагосударство против Красной чумы социализма. Ч. 1
https://cat-779.livejournal.com/439357.html



Однако руководство ГДР не понимало всей серьёзности положения. На состоявшемся вечером 16 июня собрании актива берлинской партийной организации СЕПГ члены Политбюро ни одним словом не обмолвились о демонстрации рабочих и не дали партийному активу никаких указаний. Официально повышение норм было отменено 21 июня 1953 года.

Вечером 16 июня в центре Восточного Берлина наблюдались многочисленные собрания демонстрантов. Они срывали пропагандистские плакаты и скандировали «Долой СЕПГ». Обстановка накалялась. Не обошлось и без потасовок. Ночью на всех крупных предприятиях были сформированы стачечные комитеты для проведения всеобщей забастовки.

Тем временем народная полиция и советские войска были приведены в состояние повышенной боевой готовности.

События 17 июня.

Утром 17 июня в Берлине началась всеобщая забастовка. Уже в 7 часов на Штраусбергер плац собралась 10-тысячная толпа. Через французский сектор в центр Восточного Берлина из Хеннигсдорфа двинулась огромная колонна сталеваров. Между 11 и 11.30 была остановлена работа метро и городской электрички, чтобы воспрепятствовать быстрому прибытию многочисленных демонстрантов с окраин в центр. К полудню численность забастовщиков в городе достигла 150 000 человек.

Демонстранты требовали отставки правительства, отставки профсоюзного руководства, проведения свободных выборов, допуска к выборам западных партий, воссоединения Германии. Большую популярность приобрели лозунги, направленные против руководителей ГДР Ульбрихта, Пика и Гротеволя: «Бородка, брюхо и очки — это не воля народа!» (на немецком языке он звучал в рифму) и «Козлобородый должен уйти!». Произошли столкновения и потасовки с полицейскими и ответственными работниками СЕПГ.

Гнев и недовольство рабочих выражались также в уничтожении пропагандистских плакатов. Толпа разгромила полицейский участок в Колумбус-хаусе на Потсдамской площади и подожгла газетный киоск. На границе советского и западного секторов города были демонтированы пограничные знаки и заграждения. В 11.10 полиция Западного Берлина, а в 11.20 полиция Восточного Берлина сообщила, что молодые люди сняли с Бранденбургских ворот красный флаг и разорвали его под ликование толпы.

Волнения перекинулись на всю Восточную Германию. В индустриальных центрах стихийно возникли забастовочные комитеты и советы рабочих, бравшие в свои руки власть на фабриках и заводах.

Стачечный комитет района Биттерфельд отправил в Берлин телеграмму следующего содержания:

Трудящиеся района Биттерфельд требуют немедленной отставки правительства, которое пришло к власти за счёт манипуляций на выборах, формирования временного демократического правительства, свободных и тайных выборов через четыре месяца, отхода немецкой полиции от зональных границ и немедленного прохода для всех немцев, немедленного освобождения политических заключённых, немедленной нормализации жизненного уровня без сокращения зарплат, допуска всех крупных немецких демократических партий, отказа от наказания бастующих, немедленного роспуска так называемой народной армии, разрешения на организацию партий, существующих в Западной Германии.

Осаде и штурму подверглись 250 общественных зданий, среди них были 5 окружных учреждений министерства госбезопасности, два окружных комитета СЕПГ, одна районная дирекция народной полиции, а также десяток зданий СЕПГ и профсоюзов, полицейские участки и канцелярии бургомистра. Из 12 тюрем были освобождены около 1400 заключённых, из которых 1200 удалось снова посадить за решётку.

Хотя советские войска уже 17 июня в значительной степени контролировали ситуацию, на некоторых предприятиях протесты продолжались вплоть до середины июля. 10 и 11 июля бастовали рабочие на заводе «Carl Zeiss» в городе Йена, а 16 и 17 июля — на заводе «Buna» в Шкопау.

На 15-м пленуме ЦК СЕПГ 26 июля 1953 года Отто Гротеволь сообщил, что демонстрации и забастовки состоялись в 272 населённых пунктах из 10 000. В 1991 году на основе материалов министерства внутренних дел ГДР это число было исправлено на 373. Спустя ещё четыре года историки насчитали 563 населённых пункта, где происходили волнения. Согласно последним исследованиям, демонстрации и забастовки состоялись в не менее чем 701 населённом пункте ГДР.
Официальные власти ГДР оценили число участников движения протеста в 300 тысяч. По уточненным данным, в демонстрациях по всей стране участвовали около миллиона человек.




В округе Дрезден.

Самые крупные акции протеста состоялись в городах Дрезден, Гёрлиц, Ниски и Риза. По данным Народной полиции, забастовки прошли в 14 из 17 районов округа.

В Дрездене на большинстве предприятий была прекращена работа. После обеда многие демонстранты отправились в центр города. Около 20 000 человек собрались на Театерплац, Постплац, Плац-дер-Айнхайт, а также перед Нойштадтским и главным вокзалами.

Наибольшая степень организованности была проявлена в Гёрлице, где рабочие образовали забастовочный комитет и целенаправленно заняли здания СЕПГ, госбезопасности, массовых организаций и тюрьму. Затем демонстранты направились к городской ратуше, сместили бургомистра и сформировали новый «городской комитет». Из тюрем были освобождены заключённые. Как и в Биттерфельде, рабочие выдвинули каталог политических требований, в том числе о пересмотре восточной границы ГДР по линии Одер-Нейссе. В целом в демонстрации приняли участие около 50 000 человек. Советские войска положили конец акциям протеста.






В округе Галле.

Округ Галле стал одним из центров восстания. Все 22 района сообщили о забастовках и акциях протеста. Наряду со столицей округа главные события развернулись в таких промышленных центрах, как Лойна, Биттерфельд, Вольфен, Вайсенфельс и Айслебен, а также Кведлинбург и Кётен.

Особо следует отметить промышленный регион Биттерфельд, где забастовочный комитет координировал действия 30 000 бастующих. В Биттерфельде рабочие целенаправленно и организованно заняли здания Народной полиции, городского управления, государственной безопасности и тюрьмы и тем самым парализовали государственный аппарат. Столкновений с применением оружия не было по той причине, что начальник районного управления полиции Носсек утром объездил заводы в Вольфене и Биттерфельде и приказал хранить все виды оружия в комнатах хранения оружия и этим фактически обезоружил охрану заводов.

В Галле в 18 часов около 60 000 человек собрались на рыночной площади Халльмаркт в центре города.
Советские танки разогнали демонстрантов. 4 человека были застрелены полицией.


Uprising of 1953 in East Germany (Aufstand des 17. Juni)

В округе Гера.

В городе Вайда вооружённые шахтёры устроили перестрелку с казарменной полицией (предшественницей Национальной народной армии).

В городе Йена в акциях протеста участвовали от 10 000 до 20 000 человек. Демонстранты заняли здания районного управления СЕПГ, тюрьмы и госбезопасности. После объявления чрезвычайного положении в 16 часов советские оккупационные войска разогнали демонстрацию. Несмотря на это, большие демонстрационные группы ходили по центру города и призывали к продолжению акций протеста.


Dramatic Scenes - Berlin Riots (1953)

В округе Магдебург.

Магдебург наряду с Берлином, Галле, Йеной, Гёрлицем и Лейпцигом был важным центром событий 17 июня 1953 года.

Около 9 часов утра в марше протеста приняли участие примерно 20 000 человек. Около 11 часов колонны демонстрантов собрались в центре города. Были заняты здания ССНМ и СЕПГ, профсоюзов и редакции газеты «Volksstimme». Перед управлением полиции и тюрьмой в районе Зуденбург возникли кровопролитные столкновения. Двое полицейских и один сотрудник госбезопасности погибли. Однако освободить заключённых не удалось из-за появления перед зданием тюрьмы советских солдат, которые применили огнестрельное оружие и застрелили трёх демонстрантов, среди них 16-летнюю девушку. Более сорока демонстрантов получили ранения, в том числе и тяжёлые.

После обеда демонстранты успешно штурмовали следственный изолятор Нойштадт и освободили 211 заключённых, среди них и обычных уголовников.

Подавление волнений.

Процесс против «четырёх агентов западных шпионских и террористических организаций», 11 июля 1954
В ночь с 16 на 17 июня Вальтер Ульбрихт, Отто Гротеволь и министр госбезопасности Вильгельм Цайссер встретились в Карлсхорсте с Верховным комиссаром Владимиром Семёновым и командующим оккупационными войсками Андреем Гречко, чтобы обсудить и подготовить возможное применение полиции и армии. Оно было предусмотрено только для Берлина.


Процесс против «четырёх агентов западных шпионских и террористических организаций», 11 июля 1954

Гротеволь записал результат договоренностей: «Советские войска в готовности. Перед введением в действие согласование с Политбюро. По возможности полиция — только в крайнем случае войска».

Основные части советских войск находились в это время на летних учениях. В ночь на 17 июня два полка 1-й механизированной дивизии и батальон 105-го полка министерства внутренних дел СССР были переброшены из района Кёнигс-Вустерхаузен в Карлсхорст на подкрепление 12-й танковой дивизии, которая там дислоцировалась. Во многих других советских гарнизонах также была объявлена повышенная боевая готовность.

Около 10 часов утра 17 июня Семёнов позвонил в ЦК СЕПГ, где только что началось экстренное заседание Политбюро, и в целях безопасности вызвал все руководство в Карлсхорст. В 11 часов 45 минут он объявил немецким товарищам, что Москва потребовала ввести чрезвычайное положение.

Около полудня против протестующих были брошены советские танки. Между 11:15 и 11:30 напротив Цейхгауза один рабочий попал под гусеницы танка. Вскоре на этом месте демонстранты поставили деревянный крест. В 11:35 танки заняли позиции в районе Вильгельмштрассе и двинулись к Потсдамской площади. Вскоре после этого раздались первые выстрелы. Демонстранты кричали «Иван, вон отсюда!» «Домой, домой!» «Иван, пошёл домой!» Тяжелораненые были отправлены в больницы Западного Берлина. При этом атак демонстрантов на советские танки и солдат почти не наблюдалось. На широко известных фотоснимках молодых людей, которые на Лейпцигер-штрассе бросают в танки камни и бутылки или пытаются повредить радиоантенны, запечатлено скорее исключение, а не правило.

В 13 часов военный комендант советского сектора Берлина генерал-майор Пётр Диброва объявил в городе чрезвычайное положение, которое было отменено 11 июля.

Для установления прочного общественного порядка в советском секторе Берлина приказываю:

1. С 13 часов 17-го июня 1953 года в советском секторе Берлина объявляется чрезвычайное положение.

2. Запрещаются все демонстрации, собрания, митинги и прочие скопления людей более трёх человек на улицах и площадях, а также в общественных зданиях.

3. Запрещается всяческое передвижение пешеходов и транспортных средств с 21 часа до 5 часов.

4. Нарушители этого приказа наказываются по законам военного времени.

Военный комендант советского сектора Большого Берлина

подп. Генерал-майор Диброва.

Чрезвычайное положение было введено в более 167 районах из 217. В 14 часов по радио было зачитано заявление премьер-министра Отто Гротеволя:

Мероприятия правительства Германской Демократической Республики по улучшению положения народа были отмечены фашистскими и другими реакционными элементами в Западном Берлине провокациями и тяжёлыми нарушениями порядка в демократическом секторе Берлина. Эти провокации должны осложнить установление единства Германии. Повод для оставления работы строителями в Берлине отпал после вчерашнего решения по вопросу о нормах. Волнения, которые после этого имели место, являются делом провокаторов и фашистских агентов зарубежных держав и их помощников из немецких капиталистических монополий. Эти силы недовольны демократической властью в Германской Демократической Республике, организующей улучшение положения населения. Правительство призывает население:

1. Поддержать мероприятия по немедленному восстановлению порядка в городе и создать условия для нормальной и спокойной работы на предприятиях.

2. Виновные в беспорядках будут привлечены к ответственности и строго наказаны. Призываем рабочих и всех честных граждан схватить провокаторов и передать их государственным органам.

3. Необходимо, чтобы рабочие и техническая интеллигенция в сотрудничестве с органами власти сами предприняли необходимые меры по восстановлению нормального рабочего процесса.

Днём 17 июня в Берлин позвонил Лаврентий Берия с возмущённым вопросом: «Почему Семёнов жалеет патроны?» Он потребовал от Верховного комиссара быстрого и жёсткого наведения порядка. По воспоминаниям Семёнова, приказ Берии расстрелять двенадцать зачинщиков он лично заменил распоряжением «стрелять поверх голов демонстрантов».
(Примечание: уже 26 июня 1953 года Л. П. Берия был арестован по обвинению в измене Родине в форме шпионажа и заговоре с целью захвата власти.)

Всего в подавлении волнений участвовали 16 дивизий, из них только в Берлине три дивизии с 600 танками. Вечером 17 июня в городе действовали около 20 000 советских солдат и 15 000 служащих казарменной полиции.

Уже 24 июня в Берлине был организован митинг молодёжи в поддержку политики СЕПГ.

25 июня советские оккупационные власти объявили о прекращении действия чрезвычайного положения в ГДР, кроме Берлина, Магдебурга, Галле, Потсдама, Гёрлица, Дессау, Мерзебурга, Биттерфельда, Котбуса, Дрездена, Лейпцига, Геры и Йены. 29 июня чрезвычайное положение было отменено в Дрездене, Котбусе и Потсдаме.

Итоги и последствия.

Жертвы.


Мемориал Братская могила 11 погибших берлинцев на кладбище-колумбарии Зеештрассе.

Официальные данные ГДР о жертвах 17 июня (25 человек) были занижены, а цифры, которые приводились на Западе (507 человек), завышены. По уточненным данным Центра исторических исследований в Потсдаме, число жертв, подтвержденных источниками, составляет 55 человек, из них четыре женщины. Ещё около 20 смертельных случаев так и не удалось расследовать.

34 демонстранта, в том числе — прохожих и зрителей, были расстреляны полицейскими ГДР или советскими солдатами с 17 по 23 июня, или скончались от полученных ран. 5 человек были приговорены советскими оккупационными властями к смертной казни и казнены. 2 человека были приговорены к смертной казни судами ГДР и казнены. 4 человека умерли в заключении. 4 человека покончили жизнь самоубийством в ходе расследования. 1 демонстрант скончался от сердечного приступа во время штурма полицейского участка. 17 июня были убиты 5 представителей органов безопасности, из них два полицейских и один сотрудник госбезопасности были расстреляны при защите тюрьмы, один сотрудник охраны был растерзан толпой и один полицейский по ошибке расстрелян советскими солдатами.

В отчёте верховного комиссара Семёнова в Москву сообщалось, что к 5 ноября 1953 года судами ГДР были осуждены 1240 «участников провокаций», среди которых были 138 бывших членов нацистских организаций и 23 жителя Западного Берлина. До конца января это число увеличилось до 1526 осуждённых: 2 были приговорены к смертной казни, 3 — к пожизненному заключению, 13 — на сроки 10 — 15 лет, 99 — на сроки 5 —10 лет, 994 — на сроки 1—5 лет и 546 на сроки до одного года.

Легенда о расстрелянных советских военнослужащих.

Легенда гласит: 28 июня 1953 года на лесной поляне близ Бидерица под Магдебургом были расстреляны 18 солдат
73-го стрелкового полка. Среди них ефрейтор Александр Щербина, рядовой Василий Дятковский и сержант Николай Тюляков. Ещё 23 советских военнослужащих были расстреляны в эти дни на скотобойне в Берлине-Фридрихсхайне.

16 июня 1954 года по инициативе группы русских эмигрантов в Целендорфе, в американском секторе Берлина, был сооружён скромный обелиск. На сером гранитном камне стоит надпись: «Русским офицерам и солдатам, которым пришлось умереть, потому что они отказались стрелять в борцов за свободу 17 июня 1953 года».

Слух о расстреле советских военнослужащих, которые отказались выполнить приказ, был распространён летом 1953 года в листовке эмигрантской организации «Народно-трудовой союз российских солидаристов» (НТС). Эта организация холодной войны располагалась в Мюнхене, тесно сотрудничала с ЦРУ и содержала «революционный штаб» по борьбе с коммунизмом. На Западе, как и на Востоке, дезинформация была легальным средством борьбы.

Что касается подробностей истории о расстреле советских военнослужащих, то авторы в то время рассчитывали на то, что её никто не сможет проверить. Свидетелем был объявлен советский майор Никита Роньшин. Это реальный персонаж, который в конце апреля 1953 года (то есть за три месяца до событий) через Западный Берлин перебежал к американцам. Однако НТС он описал подробности расстрела — как в лесу под Магдебургом, так и на берлинской скотобойне.

Историки, которые изначально с недоверием относились к истории НТС и Роньшина, с 1989 года пытались найти подтверждение в советских архивах, но так ничего и не нашли.

В августе 2000 года Управление по реабилитации Главной военной прокуратуры РФ сообщило, что российская сторона не располагает никакими данными о расстреле 41 военнослужащего. Кроме того, 73-й стрелковый полк покинул Германию сразу после окончания войны.

Американская реакция на 17 июня 1953 годa.

Администрация Эйзенхауэра внимательно следила за углублением кризиса в ГДР.

Однако она склонялась к мнению о том, что руководство СССР и ГДР преодолеют кризис и выйдут из него окрепшими.
В то же время в государственном департаменте не осознавали волю к сопротивлению восточногерманского населения. В отчёте из Восточного Берлина в Вашингтон указывалось, что не следует ожидать, «что даже если их к этому призвать, восточные немцы хотели и могли бы совершить революцию, если такой призыв не будет сопровождаться западным объявлением войны или гарантиями западной военной поддержки». Ещё 2 июня 1953 года Верховная комиссия сообщала, что экономический кризис в ГДР представляется далеко не таким хаотичным, как это изображают в Западной Германии: «В настоящее время нет оснований полагать, что ситуация может приобрести катастрофические масштабы, или что правительство ГДР не сможет предотвратить катастрофу». ЦРУ также переоценило стабильность ГДР.

В результате события в Берлине застигли Вашингтон врасплох. Информация о демонстрациях поступала в государственный департамент каждый час. Однако поначалу американцы не знали, кто стоял за демонстрантами.(???)

Союзные и западногерманские наблюдатели думали, что акция была изощренным манёвром Советского Союза, чтобы снять непопулярного Вальтера Ульбрихта. В Вашингтоне быстро поняли, что восстание предлагает «прекрасную пропагандистскую возможность». Однако конкретного плана, как реагировать на волнения, у государственного департамента не было.

Политика Вашингтона в отношении Германии в первые дни после восстания была отмечена суетливым акционизмом и разработкой планов. Администрация Эйзенхауэра находилась под давлением событий. По сообщению ЦРУ ещё в первые дни восстания, американские наблюдатели в Берлине предупреждали, что может возникнуть впечатление, что правительство Эйзенхауэра «плетётся в хвосте дискуссии об объединении».

Последствия.

Кризис не ослабил, а наоборот укрепил позиции Ульбрихта. Против Ульбрихта и его сталинистского курса в СЕПГ и её руководстве существовала сильная оппозиция, имевшая все основания надеяться на поддержку из Москвы.

Однако кризис позволил Ульбрихту провести чистку партии от своих противников, обвинённых в пассивности и социал-демократическом уклоне. До конца года произошла смена около 60 % руководящих работников окружных комитетов СЕПГ.

15 июля 1953 года министр юстиции ГДР Макс Фехнер, который в интервью газете «Нойес Дойчланд» от 30 июня высказался против преследования бастовавших рабочих за «антипартийное и антигосударственное поведение», был отстранен от должности, исключён из партии, арестован и приговорён к восьми годам тюремного заключения. 18 июля Политбюро ЦК СЕПГ приняло решение о снятии с должности министра государственной безопасности Вильгельма Цайссера. На 15-м пленуме ЦК СЕПГ 24—26 июля 1953 года Цайссер и главный редактор газеты «Нойес Дойчланд» Рудольф Херрнштадт были выведены из состава Политбюро и лишились всех партийных должностей.

27 июля 1953 закончилась Корейская война, было подписано перемирие. Мегагосударство выиграло Корейскую войну, но конфликт ещё не закончился, он продолжается по сей день. Северная Корея-это СССР и его союзники.

21 июня 1953 года были восстановлены прежние нормы выработки и отменено сокращение заработной платы; в октябре правительство понизило на 10—25 % цены на товары народного потребления. СССР в свою очередь поспешил сократить требования репараций (теперь они составляли лишь 5 % бюджета ГДР), что также способствовало улучшению материального положения. Однако бегство в ФРГ усилилось: если в 1952 году бежали более 182 тыс. человек, то в 1953 — более 331 тыс., в 1954 — более 184 тыс., в 1955 — более 252 тыс.(Примечание: ФРГ-территория мегагосударства, с 1955 г является наблюдателем в ООН, обе Германии вступили в ООН в 1973 году)

9 декабря 1953 года в ответ на события 17 июня были созданы «Боевые группы». Их члены дали клятву о «защите достижений государства рабочих и крестьян с оружием в руках».

Непосредственным последствием кризиса было также прекращение в 1954 году режима оккупации и обретение ГДР суверенитета.

Психологические последствия кризиса для жителей ГДР Вилли Брандт определил в своих мемуарах следующим образом:

Восставшим стало ясно, что они остались в одиночестве. Появились глубокие сомнения в искренности политики Запада. Противоречие между громкими словами и малыми делами запомнились всем и пошло на пользу власть имущим. В конце концов люди стали устраиваться как могли.

«Фашистский путч».

Власти ГДР объявили волнения результатом иностранного вмешательства. В заявлении ЦК СЕПГ от 21 июня 1953 года «Об обстановке и непосредственных задачах партии», зачитанном Гротеволем на 14-м пленуме ЦК СЕПГ, движение протеста характеризовалось как «фашистская авантюра» и «фашистская провокация». 17 июня было объявлено «заранее спланированным днём Х». Это определение снова всплыло в постановлении «Новый курс и задачи партии» 15-го пленума ЦК СЕПГ, состоявшегося 24—26 июля 1953 года. «Фашистский день Х» стал «попыткой фашистского путча», которую предприняли «фашистские провокаторы» в «демократическом секторе Берлина»:

Благодаря их агентам и другим подкупленным личностям, которые массово засылались в ГДР прежде всего из Западного Берлина, агрессивным силам немецкого и американского монополистического капитала удалось подвигнуть части населения на забастовку и на демонстрации в столице Берлине и некоторых населённых пунктах республики. 16 и 17 июня тысячи фашистских боевиков, а также много дезориентированных западноберлинских молодых людей организованными группами двинулись через границу секторов, распространяя листовки и поджигая магазины госторга и другие здания на Потсдамской площади. […] Тем не менее беспорядки произошли в целом только в 272 из примерно 10 000 общин ГДР, а именно только там, где империалистические тайные полиции имели свои базы или куда они могли засылать своих агентов.

В «Советской исторической энциклопедии» события 17 июня 1953 года в ГДР характеризовались следующим образом:

Строительство социализма в ГДР осуществлялось в обстановке ожесточенной классовой борьбы. Империалистические страны широко использовали в качестве плацдарма для проведения подрывной работы Западный Берлин. Враждебные элементы, опираясь на поддержку Западной Германии, США и других империалистических стран, попытались использовать трудности социалистического строительства для реставрации капиталистических порядков в ГДР. С этой целью 17 июня 1953 года был спровоцирован фашистский путч. В результате энергичного отпора населения, прежде всего рабочего класса, и помощи Советской Армии этот путч был успешно ликвидирован.(вот так советская интеллигенция всё поставила с ног на голову).

После объединения Германии в архиве министерства госбезопасности была найдена стенограмма совещания от 11—12 ноября 1953 года, на котором Эрнст Волльвебер, сменивший Цайссера на посту министра госбезопасности, самокритично признал:

Мы вынуждены констатировать, что нам до сих пор не удалось по поручению Политбюро выявить инспираторов и организаторов путча 17 июня. Нам до сих пор не удалось выполнить это поручение.

Идея, что кризис и волнения были инспирированы западными спецслужбами, до сих пор популярна в консервативной проправительственной российской прессе. В качестве подтверждения, например, указывается на якобы специально подготовленные группы, которые оперативно управлялись из Западного Берлина, призывы РИАС к всеобщей забастовке и наконец, что западногерманские власти предоставили транспорт для переброски демонстрантов.

Авторы книги «Советский Союз в локальных войнах и конфликтах» Сергей Лавренов и Игорь Попов вообще характеризуют события как «мармеладный бунт», утверждая, что взрыв негодования населения ГДР был спровоцирован повышением цен на мармелад, который, по их мнению, якобы составлял «чуть ли не основную часть завтрака немецкого рабочего»(Такая вот жизнь была вся в мармеладе у немецких рабочих, а пришли Красные, даже мармелад отобрали)

В память о событиях 17 июня 1953 года в Германии были выпущены марки:


Западноберлинская почтовая марка 1953 года


Западноберлинская почтовая марка 1953 года

Читать по теме:

Боевые клоны Берии и Корейская война 1950-53. Амнистия и разгул преступности после образования ССCP.
https://cat-779.livejournal.com/431384.html

Нацистская Германия, Северная Корея, СССР, Корейская война и Веймарская конституция.
http://cat-779.livejournal.com/425088.html

Молния: зачищена информация о переписке детей из СССР и Германии в 1960-е начале 1970х гг.Бриффройнд
http://cat-779.livejournal.com/423649.html

До 1973 года ГДР и ФРГ входили в состав СССР. Дегерманизация СССР 1960-70х гг.
http://cat-779.livejournal.com/423390.html

СССР-банкрот с момента образования в 1953 г, финансировался и управлялся из-за рубежа:

Образование СССР и США в 1953 г в результате поражения и банкротства цивилизации захватчиков планеты
http://cat-779.livejournal.com/422694.html

СССР образовался в 1953 г. Министерства, захват Восточной Европы, народные бунты, размежевание.
http://cat-779.livejournal.com/422402.html

1-ой и 2-ой Мировых войн не было. Ложь о "плане Маршалла" (1947 г.)и лендлизе для СССР (1940-45 гг.)
http://cat-779.livejournal.com/422369.html

Круглосуточные группы в детсадах СССР и войны Веймарской республики по всему миру.
http://cat-779.livejournal.com/421418.html

ГУЛАГ и "холодное лето 1953 года"-фальсификация хронологии скрывала бандитскую сущность СССР.
http://cat-779.livejournal.com/420548.html

Уточнённая хронология. Приход к власти Гитлера в 1933 и коронация Елизаветы 2-ой-это одно событие?
http://cat-779.livejournal.com/419750.html

Источник:
«Иван, убирайся домой!» К 60-летию июньского восстания 1953 года в ГДР
http://urokiistorii.ru/node/51769
Tags: Война 1913-1956 гг.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments