sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

(1936-1937 гг.) / Позиция СССР перед лицом японского империализма.

Главная/ История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919-1939 гг.) / Глава 23. Консолидация блока фашистских агрессоров и ослабление позиций демократических держав (1936-1937 гг.) / Позиция СССР перед лицом японского империализма.

Оживление деятельности английской дипломатии в Китае заставило японскую военщину перед лицом временно ослабить свой нажим на Северный Китай. Еще более умеряющее влияние на японский империализм на Дальнем Востоке оказывала в те годы советская дипломатия.

Рост экономической и военной мощи Советского Союза и упрочение его международного положения вынуждали японскую военщину проявлять больше осторожности в отношении своего могущественного соседа. Тому же содействовала и миролюбивая позиция советского правительства в отношении Японии. Стремясь урегулировать дипломатическим путём спорные вопросы советско-японских взаимоотношений, правительство СССР предложило Японии проект досрочного выкупа Китайско-Восточной железной дороги манчжурскими властями. Это предложение было принято японским правительством. Естественно, оно вынудило его на время умерить провокационные действия японо-манчжурских войск на советской границе. Переговоры о выкупе Китайско-Восточной железной дороги продолжались почти два года. Манчжурская делегация не раз пыталась их сорвать; на самой дороге всё время происходили конфликты. Но твёрдость и выдержка советской дипломатии преодолели все помехи: 23 марта 1935 г. соглашение о выкупе Китайско-Восточной железной дороги было подписано.

Выкупная цена дороги была определена в 140 миллионов иен. Одна треть этой суммы подлежала уплате деньгами, две трети — товарами. Японское правительство приняло на себя гарантию уплаты правительству Манчжоу-Го выкупной суммы и выполнения им остальных условий соглашения.

[Spoiler (click to open)]

Однако и после разрешения вопроса о Китайско-Восточной железной дороге провокационные действия на советской границе не прекращались. В ноте от 1 июля 1935г. советский полпред в Токио отметил многочисленные факты нарушений пограничного режима и попыток местных властей Манчжурии вызвать конфликт между Японией и СССР. «Советское правительство ожидает, — гласила нота, — что японское правительство, неоднократно декларировавшее о своём желании поддержать мирные отношения на границе, примет быстрые и энергичные меры для предотвращения провокационных действий со стороны местных военных японо-манчжурских властей, указав им на всю недопустимость и опасность усвоенного ими образа действий на границе».

В ответ на протесты советского правительства японская дипломатия либо отрицала факты нарушения границ СССР японо-манчжурскими войсками, либо ссылалась на неясность этих границ. Чтобы разрядить напряжённую атмосферу, советское правительство выдвинуло предложение учредить смешанные пограничные комиссии для расследования инцидентов, имевших место на манчжуро-советской границе.

Советское правительство шло ещё дальше. Проводя неуклонно свою политику мира, оно настойчиво и неоднократно предлагало Японии заключить договор о ненападении. Однако японская дипломатия под различными предлогами отклоняла эти предложения. Милитаристы Японии не хотели ничем связывать себе руки. Пример держав «оси», явно готовивших войну в Европе, разжигал воинственный азарт японских агрессоров на Дальнем Востоке.


2. Главная/ История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919-1939 гг.) / Глава 23. Консолидация блока фашистских агрессоров и ослабление позиций демократических держав (1936-1937 гг.) / Антикоминтерновский пакт (25 ноября 1936 г.).

В феврале 1936 г. в Токио произошёл военно-фашистский мятеж. Его следствием было устранение наиболее влиятельных политиков «умеренного направления» и привлечение в правительство представителей военщины. Премьер-министром стал Хирота, пользовавшийся поддержкой со стороны фашистского офицерства. Едва приняв свой портфель, Хирота решил начать переговоры с Германией. Переговоры велись в Токио и Берлине весной 1936 г.; в них участвовала группа офицеров японского генерального штаба и представители немецко-фашистской дипломатии. С немецкой стороны весьмадеятельную роль играл Риббентроп; в это время он был германским послом в Лондоне, но летом 1936 г. был вызван в Берлин для переговоров с японцами. Плодом этой работы явился так называемый антикоминтерновс-кий пакт, подписанный 25 ноября 1936 г.

Содержание японо-германского соглашения сводилось к трём основным пунктам. В первом обе стороны взаимно обязывались информировать друг друга о деятельности Коммунистического Интернационала и вести против него борьбу в тесном сотрудничестве. Второй пункт обязывал стороны принимать необходимые меры борьбы и «против тех, кто внутри или вне страны, прямо пли косвенно действует в пользу Коммунистического Интернационала», В третьем пункте устанавливался срок действия соглашения — пять лет. Особое значение имел второй пункт соглашения. Он давал возможность договаривающимся сторонам под предлогом борьбы против Коминтерна вмешиваться в дела других государств.

Заключение пакта было ознаменовано в Токио официальными торжествам!!. Во время этих празднеств 300 немцев, проживавших в Токио, прошли строем по улицам города, неся значки с изображением свастики. В торжестве участвовали министр иностранных дел Японии Арита и немецкий посол в Токио Дирксен. В своей речи японский министр распространялся о «красной опасности»; по его словам, лишь она была причиной гражданской войны в Испании; она же содействовала обострению японо-китайских отношений.

Японо-германская дипломатия явно стремилась к тому, чтобы пакт, заключённый в Берлине 25 ноября 1936г., был воспринят международным общественным мнением как соглашение, направленное против России. В день подписания пакта все послы иностранных держав были приглашены в германское Министерство иностранных дел. «Мы ещё не успели сесть, — записывает посол Соединённых штатов Америки Додд в своём дневнике от 25 ноября 1936 г., — как Нейрат вручил мне копию договора между Германией и Японией. Этот договор я предвидел и предсказывал ещё два года тому назад. Я прочитал одну-две статьи и спросил: „Надеюсь, что договор имеет целью предотвратить войну?” „Да, — ответил Нейрат, — в этом его суть, но он направлен против русского Коминтерна”. „Вы пытаетесь положить конец пропаганде?” — спросил я. Последовал утвердительный ответ... Через 5 минут мы покинули Нейрата и встретили в дверях других послов. Весь мир будет оповещён сегодня через печать о заключённом между Германией и Японией соглашении, предназначенном для того, чтобы положить конец коммунистической деятельности России и ещё раз припугнуть Англию и Францию».

Дипломат Соединённых штатов ошибался. Япония и Германия никого не хотели пугать. Напротив, угрозами против Коминтерна они рассчитывали усыпить подозрения европейских держав и отвлечь в сторону их внимание. Происходила дипломатическая маскировка истинных целей японо-германского соглашения. Под прикрытием борьбы против Коминтерна Япония готовилась к нападению на Китай, а фашистская Германия собирала свои силы для неизбежного столкновения с Англией и Францией.

3. Главная/ История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919-1939 гг.) / Глава 23. Консолидация блока фашистских агрессоров и ослабление позиций демократических держав (1936-1937 гг.) / Новая интервенция Японии в Китае.

Первый боевой сигнал последовал со стороны Японии. В ночь с 7 на 8 июля 1937 г. японские военные части внезапно напали на китайские войска, расквартированные в Люкоуцзяо, в Северном Китае, и пытались захватить старинный мост Марко Поло. Налёт японцев был отбит китайскими войсками. После этого начались переговоры между японскими и китайскими властями об урегулировании инцидента. Однако японцы не успокоились. Подтянув новые силы с артиллерией и танками, они начали наступление на Бейпин. Предательское нападение японцев вызвало подъём национально-освободительного движения в Китае и содействовало централизации власти в руках нанкинского правительства. Глава этого правительства Чан Кай-ши прозвал китайский народ к борьбе за независимость. Япония не ожидала такого сопротивления. Японский генеральный штаб рассчитывал на молниеносную войну в Китае. Вскоре стало очевидно, что борьоа с китайским народом будет очень трудной и примет затяжной характер. Правда, пользуясь временным превосходством своих сил, Япония успела захватить два крупнейших порта — Тянь-цзин и Шанхай, а также столицу Китая Нанкин. Но китайская армия отнюдь не была уничтожена; наоборот, закаляясь в боях, она росла, крепла и оказывала японским захватчикам всё более упорное сопротивление.

4. Главная/ История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919-1939 гг.) / Глава 23. Консолидация блока фашистских агрессоров и ослабление позиций демократических держав (1936-1937 гг.) / Советско-китайский договор о ненападении (21 августа 1937 г.).

В то время как китайский народ отражал нападение японских интервентов, советское правительство предложило китайскому правительству заключить договор о ненападении между СССР и Китайской республикой.

Китайское правительство приветствовало заключение этого договора как важный фактор в борьбе китайского народа за своё национальное существование. Договор был подписан 21 августа 1937 г.

В статье 1 обе стороны подтверждали, что они осуждают обращение к войне для разрешения международных споров и отказываются от войны как орудия национальной политики в их отношениях друг с другом. Как следствие этого обязательства они обязуются воздерживаться от всякого нападения друг на друга как отдельно, так и совместно с одной или несколькими другими державами.

Оценивая советско-китайский договор, передовая «Правды» от 30 августа 1937 г. отмечала, что он является новым выражением дружественных чувств, которые народы СССР питают по отношению к китайскому народу, борющемуся за свою свободу и независимость. «Советско-китайский договор практически подтверждает и закрепляет принцип неделимости мира, необходимость защиты мира как на Западе, так и на Востоке, — писала газета. — Конкретно осуществляя принцип коллективной безопасности, советско-китайский договор даёт наглядный пример практического применения этого принципа в бассейне Тихого океана. Советско-китайский договор показывает всем странам путь борьбы с военной угрозой... Он является новым инструментом мира и коллективной безопасности».

Китайское правительство в коммюнике от 29 августа также отмечало, что советско-китайский договор не только даёт лишнюю гарантию мира между Китаем и СССР, но и является первым примером для тихоокеанских стран. «Хотя этот договор и является первым примером для этих стран, — гласило коммюнике, — он совершенно совпадает с основным стремлением всего мира к сохранению мира... Заключение советско-китайского договора о ненападении явится предвестником поворота к лучшему в общем положении Восточной Азии».

Иностранная печать также отмечала, что Советский Союз является первой державой, которая в момент острого кризиса на Дальнем Востоке определила с помощью советско-китайского договора свою миролюбивую позицию.

В то же время иностранная пресса сообщала, что Япония добивается от Китая присоединения к антикоминтерновскому пакту. Газета «Times» писала 31 августа 1937 г., что Хирота обещал пойти на уступки Китаю, если последний присоединится к антикоминтерновскому соглашению. Это же подтверждало и китайское правительство. Однако национальный подъём в Китае был настолько велик, что правительство не решалось итти на сделку с японцами.

5. Главная/ История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919-1939 гг.) / Глава 23. Консолидация блока фашистских агрессоров и ослабление позиций демократических держав (1936-1937 гг.) / Брюссельская конференция (3 ноября 1937 г.).

Пришла в движение и дипломатия держав, заинтересованных в делах Дальнего Востока Китайское правительство обратилось за помощью к Лиге наций. Но Лига, уже проявившая своё бессилие перед лицом итальянского захватчика Абиссинии, предпочла не брать на себя разрешения японо-китайского спора. Она передала его на рассмотрение специальной конференции девяти держав, подписавших Вашингтонский договор 1922 г.

Конференция держав открылась 3 ноября 1937 г. в Брюсселе. Кроме правительств, подписавших Вашингтонский договор, за исключением Японии, в ней приняли участие все государства, заинтересованные в положении дел на Дальнем Востоке. К этому времени определились позиции великих держав в отношении японо-китайской войны. 5 октября 1937 г. президент США выступил в Чикаго с речью, в которой заявил, что интересы Соединённых штатов Америки требуют сохранения мира на Дальнем Востоке. Рузвельт настаивал на необходимости создать против агрессора карантин при содействии миролюбивых держав. По этому поводу он убеждал своих соотечественников отказаться от политики нейтралитета, когда дрло идёт о борьбе с фашистскими агрессорами. Президент доказывал, что нейтралитет не может застраховать Америку от войны. «Пусть никто не подумает, — восклицал Рузвельт, — что Америка этого избежит, что она будет избавлена от войны, что западное полушарие не подвергнется нападению, что оно будет спокойно и миролюбиво пользоваться благами цивилизации».

Государственный департамент Соединённых штатов признал Японию нарушителем Вашингтонского договора. Это не означало, однако, что правительство США готово было вместе с другими державами активно выступить против японского агрессора.

Американская дипломатия рассчитывала, что на путь сопротивления Японии могут встать Англия или Советский Союз. Но англичане предпочитали либо с глазу на глаз сговориться с Японией, либо столкнуть её с другой державой. Нетрудно догадаться, о какой державе думали дипломаты Форейн офис. На Брюссельской конференции советской делегации пришлось выслушивать горячие убеждения английских и американских представителей, что Советский Союз должен первым выступить на защиту Китая против японского агрессора. Однако агитация эта скоро прекратилась. Охотники загребать жар чужими руками убедились, что советское правительство занимает в вопросе о японо-китайском конфликте свою собственную позицию и отнюдь не расположено таскать для других каштаны из огня.

В конце концов, оставив надежду столкнуть Советский Союз с Японией, участники Брюссельской конференции заняли в отношении агрессора примирительную позицию. Японии было предложено принять участие в конференции. Ответом был двукратный высокомерный отказ, Конференции ничего не оставалось, как признать факт нарушения Японией договора девяти держав,

Однако вопрос о применении к агрессору санкций даже не поднимался на Брюссельской конференции. В заключительной резолюции выражалось лишь скромное пожелание, чтобы Япония пересмотрела свою позицию в отношении Китая и нашла способы мирно уладить конфликт.

6.  Главная/ История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919-1939 гг.) / Глава 23. Консолидация блока фашистских агрессоров и ослабление позиций демократических держав (1936-1937 гг.) / Присоединение Италии к антикоминтерновскому пакту (6 ноября 1937 г.).


Вызывающее поведение Японии объяснялось, между прочим, дипломатической поддержкой, которую оказывали ей державы «оси». Италия открыто присоединилась к антикоминтерновскому пакту. 6 ноября 1937 г. оформлен был тройственный блок Японии, Италии и Германии. Италия заявила о своей солидарности с политикой Японии на Дальнем Востоке. За это она получила со стороны Японии признание аннексии Абиссинии. Германия и Италия официально признали правительство Манчжоу-Го. С конца 1937 г. Япония начала усиленно снабжаться немецкими самолётами и всеми видами военного снаряжения.

Новый договор держав «оси» даже английской консервативной прессой оценивался как «тяжело вооружённый союз», не имеющий прямого отношения к борьбе против коммунизма. «Три державы отнюдь не объединились просто для борьбы с опасностью коммунизма, — писал в декабре 1937 г. английский журнал «Time and Tide». — Намерены ли они пойти войной на Советский Союз? Не исключено, если бы им представилась такая возможность. Но пакт в основном имеет другие цели... Для Японии война против СССР трудна, завоевание Китая также сопряжено с большими трудностями.Наиболее лёгким направлением для Японии является южное — на Аннам и Голландскую Ост-Индию».

«Всё, что можно сказать, — писал французский журналист Пертинакс в газете «Echo de Paris», — это то, что Советский Союз, быть может, менее затрагивается итало-германской системой, чем Британская империя. Три договорившиеся страны не могут выступить с прямой атакой против Советского Союза; зато каждая из них может поразить Англию и её владения. Германия может бросить воздушный флот на Лондон, Италия угрожает Египту, Япония — Гонконгу и Сингапуру. Это касается также и Франции».

Истинный смысл нового тройственного блока раскрыл товарищ Сталин на XVIII съезде ВКП(б):

«Военный блок Герхмании и Италии против интересов Англии и Франции в Европе? Помилуйте, какой же это блок! „У нас” нет никакого военного блока. „У нас” всего-навсего безобидная „ось Берлин — Рим”, т. е. некоторая геометрическая формула насчёт оси. (Смех.)

Военный блок Германии, Италии и Японии против интересов США, Англии и Франции на Дальнем Востоке? Ничего подобного! „У нас” нет никакого военного блока. „У нас” всего-навсего безобидный „треугольник Берлин — Рим — Токио”, т. е. маленькое увлечение геометрией. (Общий смех.)

Война против интересов Англии, Франции, США? Пустяки! „Мы” ведём войну против Коминтерна, а не против этих государств. Если не верите, читайте „антикоминтерновский пакт”, заключённый между Италией, Германией и Японией.

Так думали обработать общественное мнение господа агрессоры, хотя не трудно было понять, что вся эта неуклюжая игра в маскировку шита белыми нитками, ибо смешно искать „очаги” Коминтерна в пустынях Монголии, в горах Абиссинии, в дебрях испанского Марокко. (Смех.)»

Источник

Tags: Всемирная История Дипломатии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments