sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Category:

Немецкий след в Узбекистане





https://youtu.be/Pi0gPnXraVo

Видеолекция ташкентского историка и краеведа Бориса Голендера

В январе 2019 года вышла в свет девятая книга ташкентского писателя, журналиста и краеведа Бориса Анатольевича Голендера «Немецкий след в Узбекистане». По мнению автора, люди немецкой национальности внесли большой вклад в историю, культуру, политику и экономику страны.

В этой видеолекции Борис Голендер на примере Лютеранской кирхи в Ташкенте и Научно-исследовательского плодово-ягодного института АН РУз рассказывает о выдающихся личностях немецкой диаспоры, повлиявших на современный облик Узбекистана.

В культуре, в истории, в политике, в экономике нашей республики люди немецкой национальности оставили очень заметный след, я бы даже сказал, большой вклад.

И эта книга, она родилась еще в конце прошлого века у меня, когда академик Бурибой Ахмедов показал мне вот эту книжку «Путешествие Иоганна Шильтбергера». Оказывается, еще во времена Амира Тимура один из представителей немецкой национальности, рыцарь… вообще-то говоря, не рыцарь, а оруженосец рыцаря Иоганн Шильтбергер оказался волею судьбы в наших местах. И после много… десятилетних скитаний по различным мусульманским странам он служил в различных войсках, попал в плен во время знаменитой битвы при Анкаре в 1402 году, служил при Амире Тимуре, побывал в Самарканде, был в услужении, то есть он служил воином в войсках сыновей Амира Тимура – Амиран Шаха и Шахруха – и все это потом, вернувшись на родину, в Баварию, он уроженец города Фрайзинга (это в Баварии), он описал. Рукопись сохранилась и впервые немецкая, как говорят, общественность познакомилась с нашим краем, с нашей страной, с походами Амира Тимура благодаря воспоминаниям, мемуарам Иоганна Шильтбергера, баварского воина.

Он очень интересно рассказывает и о Самарканде; целых 11 глав в его воспоминаниях, а это было написано в 1427 году, посвящены Амиру Тимуру. Так Европа не только через донесения кастильских послов, очень хорошо известных сегодня на Западе, но и такими частными мемуарами обогащена эта литература западноевропейская о нашей стране.

Это не единственный баварец, который оказался в Средней Азии.

Другой его соотечественник, удивительный ученый, историк вдумчивый, астроном, метеоролог Франц фон Шварцъ поступил в Ташкентскую астрономическую обсерваторию во второй половине XIX века. И он 15 лет прожил в Ташкенте, участвовал в экспедициях на Памир, в Зеравшанские горы, на древности различные, которые здесь в то время только-только приоткрывались перед наукой. И он, вернувшись на родину, удивительную книгу написал. Эту книгу он назвал Turkestan (на немецком языке), огромный том, несколько сотен страниц, почти 200 иллюстраций. И очень тепло рассказано. Кроме того, не просто тепло, а точно все, о чем пишет Франц фон Шварцъ, баварский подданный и в то же время астроном Ташкентской обсерватории, все, что он там пишет, он своими глазами видел.

Он дотошно рассказывает о таких вещах, которые больше нигде никогда не найдешь. Например, об особенностях изготовления узбекских национальных инструментов или о том, что градус кумыса (хмельного местного напитка) превышает градус баварского пива. Или рассказывает о том, как играли в шахматы знатные узбеки, ну, например, бухарский эмир Музаффар или племянник Якуб-бека Кашгарского, который участвовал в шахматных турнирах здесь, в Ташкенте, в конце XIX века. И, кроме того, этот баварский немец, который влюбился в наш край, он пишет, что через много лет после того, как он вернулся на родину, его все равно тянуло сюда, в Туркестан, в узбекские горы, которые он полюбил всем сердцем и которые никак не мог забыть.

И вот он, кроме того, еще занимался историей. И удивительно, что в те времена, когда в основном древней историей Средней Азии занимались по литературным данным, он в своих книгах, например, «Поход Александра Великого в Трансоксиану», он на основе собственных впечатлений пытается найти правильный путь македонских войск, которые в 329 году до нашей эры двигались через железные ворота в Байсунских горах, и вот как они проходили дальше. И даже современные исследователи ценят эти высказывания этого немецкого астронома, который много сделал, конечно, и в точных науках, вот в исторической части.

Это тоже вклад, огромный вклад. Потому что западноевропейский читатель, интересующийся нашей страной, почерпнуть может знания свои о Туркестане вот именно из книжки Франца фон Шварца, которая вышла еще в 1900 году в университетском издании в Германии на немецком языке. Она так и не переведена ни на один из наших языков – ни на русский, ни на узбекский, пока это еще дело будущего. Это тоже немецкий вклад.

И когда я начал интересоваться этими вопросами, потому что оказалось, что очень много внесли представители немецкой национальности в нынешний Узбекистан, в его расцвет сегодняшний. Достаточно сказать, что два генерал-губернатора Туркестанского края были этническими немцами: первый – знаменитый Константин фон Кауфман и третий – Николай Антонович Розенбах. И они были у основания государственности Туркестанского края, тоже огромный вклад внесли. Ну и, кроме того, конечно, надо иметь в виду, что такие качества, как основательность, точность, подчинение действующим законам, добропорядочность, эти качества немецкого характера, они сыграли свою роль в создании той общности, которую мы сегодня называем Узбекистаном.

И кроме того, надо иметь в виду, что этих людей было достаточно много. Ну, во-первых, это были немцы российские, как говорится, то есть те, кто жили и работали столетиями в Российской империи. Они, конечно, служили здесь на разных должностях, в том числе не только на военных, это были инженеры, электрики, это были строители. Очень многие здания, сохранившиеся до настоящего времени в исторических городах Узбекистана, в таких как Ташкент, Самарканд, Коканд, Фергана, построены немецкими инженерами.

Это была первая волна.

Вторая волна – это меннониты, то есть люди, которые отказывались служить по религиозным соображениям, немцы, по религиозным соображениям, в армии, и они были приглашены еще во времена Екатерины II в Россию, здесь жили, а потом, когда появились новые законы о воинской повинности, они двинулись в Туркестан. Их тоже достаточно много было. По оценкам современных исследователей, в начале XX века на территории нынешнего Узбекистана жило почти 40 тысяч немцев.

Ну и, кроме того, нельзя сбрасывать со счета, что в Первую мировую войну здесь оказалась огромная масса военнопленных Австро-Венгерской армии, среди которых было очень много этнических немцев. Эти немцы жили и работали здесь, а потом многие из них после Первой мировой войны остались навсегда в Узбекистане, потомки их живут до сих пор.

Таким образом, немецкая диаспора оказалась очень значительной в этой части планеты. И вот по следам их мы попытались пройти, и я набрал, так сказать, материалы, очень иногда интересные, неожиданные, которые позволяют нам судить о том, что в многонациональном вкладе в нашу страну участвовали, в том числе, и представители немецкой диаспоры.

Во времена управления Туркестанским краем генерала Николая Антоновича фон Розенбаха был юридически оформлен церковный совет Лютеранской церкви в Ташкенте. И вот во главе Евангелическо-лютеранского церковного совета встал Аркадий фон Вайнберг. Он пытался создать здесь первый храм. Это не сразу удалось.

Вообще говоря, половина примерно верующих немецкой национальности принадлежали к Лютеранской церкви. Естественно, что им нужно было церковное богослужение. Но организация кирхи, как в Ташкенте говорят (это «церковь» значит по-немецки), то есть евангелическо-лютеранского храма, протянулась на очень долгие годы. И только когда во главе церковного совета встал выдающийся общественный деятель Ташкента Иероним Краузе, Иероним Иванович его называли, удалось добиться получения участка земли. Купили его здесь, на улице, тогда называлась Наманганская, ее переименовали в старом Ташкенте именем Василия Жуковского, ну а потом… она теперь называется улицей Азимова. Здесь в 1893 году церковный совет постановил построить лютеранский храм.

Строили долго, но уже в 1896 году церковная служба здесь началась, а в 99-м, еще в XIX веке, в 1899 году этот красивейший храм, который теперь украшает этот участок Ташкента, заработал здесь в полную силу.

Автором его был знаменитый в Ташкенте представитель семьи Бенуа Алексей Леонтьевич, архитектор, свободный художник, и он построил это здание в стиле такой прибалтийской архитектуры. Но поскольку взят был для изготовления стен наш, знаменитый вот этот вот буро-желтый, его называют иногда кызылкиинский кирпич, совершенно не похожий на другие кирпичи во всей Европе и в Америке, этот храм имеет все черты так называемого знаменитого туркестанского модерна. Он рассчитан примерно на 120 прихожан и спроектирован таким образом, чтобы можно было его расширять, но расширений за эти годы еще пока не было.

Судьба храма была весьма трагической. Первоначально общиной руководил пастор, выдающийся тоже ташкентский общественный деятель Юстус Юргенсон. Он в 1891 году приехал в Ташкент, а уже через несколько лет был официально назначен пастором, то есть главным священником лютеранского храма. Благодаря ему здесь процветали немецкие школы, люди изучали свой родной язык. Почти в каждой общине была обязательно школа, ну и воскресные школы работали. Юстус добился даже того, что в самые сложные моменты жизни, а эти моменты наступили, вы понимаете, в конце 20-х, начале 30-х годов, все равно прихожан у этого храма было очень много, до двух тысяч человек. Естественно, что это привлекало внимание властей.

Пастор Юргенсон умер в 1932 году, и на его место был назначен Генрих Берендтс. Его служение пришлось в самые сложные времена. И в 1937 году и он и его жена были арестованы, пастор погиб в сталинских застенках, и храм был закрыт. Он потерял свой шатер, и в годы войны он стоял сиротливо здесь, все равно представляя такую эстетическую, я бы сказал, громаду в этой улице. Улица была одноэтажной, очень уютной, она запомнилась ташкентцам не только своим уютом, но даже и в истории искусства. Вы, наверное, знаете, что даже Анна Ахматова, которая тоже жила одно время на этой улице в эвакуации в годы войны, она прославила эту улицу в одном из своих стихотворений: «Пора забыть верблюжий этот гам и белый дом на улице Жуковской».

И вот когда после ташкентского землетрясения было решено полностью реконструировать все здесь, все здания одноэтажные снести, ожидала такая участь и ташкентскую кирху. Но ее судьбу принял близко к сердцу ректор Ташкентской консерватории, выдающийся композитор и музыкант Узбекистана Мухтар Ашрафи, который добился у правительства разрешения использовать это помещение в качестве оперного класса Ташкентской консерватории. Она находится недалеко отсюда, и это было, в общем, удобно. И с тех пор здесь звучали хорошо поставленные голоса. Многие ныне выдающиеся и прославленные музыканты, певцы Узбекистана помнят это здание, где начинался их творческий путь. Ну, а в конце существования советского государства немецкой общине иногда, по выходным дням, разрешалось проводить здесь церковные службы. А уже после распада СССР в 1993 году здание было передано немецкому культурному центру, и он стал использоваться – храм – по своему прямому назначению. С тех пор служба здесь продолжается непрерывно, и община использует его для воскресных служб Евангелической лютеранской церкви.

Прихожан не очень много, потому что община не очень велика в Ташкенте, но традиция эта продолжается до настоящего времени. Духовный центр немецкой общины, естественно, находится здесь, на улице Азимова. Ну, а храм украшает эту часть Ташкента. Это единственное здание, оставшееся от старого Ташкента на этой исторической дугообразной улице, бывшей улице Жуковского.

Мы прекрасно видим, что это здание представляет из себя памятник архитектуры конца XIX века – и это тоже еще один вклад немецкой диаспоры в искусство, в культуру нашего края.

Вот и сигнальный экземпляр моей книжки «Немецкий след в Узбекистане». Так называлась экскурсия, которую по инициативе посольства Германии в Республике Узбекистан я начал проводить для интересующихся историей немецкой диаспоры, историей нашего города еще несколько лет тому назад. И среди героев этой книжки – замечательных ученых, политиков и строителей, и так далее, конечно, не был забыт и Рихард Шредер, основоположник сельскохозяйственной науки в Узбекистане.

Сын знаменитого профессора Петровской академии, тоже Рихарда, он выбрал свой путь таким образом, что в начале XX века вместо того, чтобы заниматься где-то в центре Европы или в Петербурге сельскохозяйственной наукой, он принял на себя руководство опытным полем недалеко от Ташкента (тогда это было всего 12 километров от сквера), и это опытное поле превратил в крупное научное учреждение, которое создавало новые сорта и в области хлопчатника, и в области пшеницы, и в области виноградарства, и других растений. Достаточно сказать, что, например, когда в 1939 году была организована экспозиция Узбекистана на ВСХВ, на Всероссийской сельскохозяйственной выставке, то две трети, даже, может быть, больше экспонатов и разработок, представленных там, были инициированы Рихардом Шредером.

У него было много учеников. Еще до революции его называли отцом туркестанской сельскохозяйственной науки. И когда разбирали результаты вот этой самой первой огромной сельскохозяйственной выставки в большой стране, он получил большую золотую медаль за свои работы. С тех пор здесь, недалеко от Ташкента, на севере от городской черты, и работает этот замечательный научно-исследовательский институт. И перед ним стоит памятник, бюст замечательному ученому Рихарду Рихардовичу Шредеру.

Он был в числе первых депутатов первого Верховного совета. О нем очень много писали газеты, рассказывали о его трудах. Он, например, сумел создать очень высокоурожайную богарную пшеницу еще в 1916 году, некоторые сорта хлопчатника, в то время малопродуктивного, стали очень продуктивными. Это, по-моему, номер 162-й, он так и назывался. Это еще дореволюционные его работы. Он получил тогда очень редкое звание Героя Труда, это было еще в 20-е годы. Великий сельскохозяйственный ученый основал целую школу последователей, которые продолжают его дело.

Научные работы этого института до настоящего времени являются образцом для очень-очень многих ученых. Трудов огромное количество опубликовано было Рихардом Рихардовичем.

Умер он во время Второй мировой войны, но память о нем сохраняется. Я вам должен сказать, что это, пожалуй, единственный из ученых того, старшего поколения, который был удостоен высокого ордена уже независимой Республики Узбекистан, приказом президента он получил Орден «Буюк хизматлари учун» за выдающиеся заслуги – это высший орден нашей страны сегодня. И наследники Шредера получили эту награду.

Это свидетельствует о том, что и научная часть вклада немецких выходцев в Узбекистане оставляет у нас очень много замечательных воспоминаний.

В своей книжке «Немецкий след в Узбекистане» я, конечно, не забыл и великолепного Евгения Бетгера, тот, который родился в Ташкенте и стал замечательнейшим специалистом, библиографом мирового класса.

Здесь рассказано и об основателе востоковедческой науки Узбекистана, уже признанного арабиста Александра Эдуардовича Шмидта, который принял на себя звание заместителя ректора первого университета в Средней Азии. Тогда, в 1920 году, именно он привез сюда, в Ташкент, поезд профессоров известный. Эдуард Шмидт был арабистом, учеником таких выдающихся ученых, кстати говоря, тоже немцев по национальности, но работали они в Петербурге – это барона Розена и Василия Владимировича Бартольда. Шмидт создал здесь Восточный институт – великолепное учебное заведение, которое готовило востоковедов для всего региона Центральной Азии. По национальности Александр Шмидт был немцем.

Поэтому, когда мы говорим о немецком следе, мы должны вспоминать этих людей, которые оставили удивительно важные основания для процветания современного Узбекистана. Это и прусский подданный Иероним Краузе. Зеленый Ташкент, каким мы его знаем, очень озелененный, это заслуга, прежде всего, этого человека, провизора и аптекаря, самая мирная специальность.

Или, скажем, Рихард Шредер, основоположник сельскохозяйственной науки. Он долгие годы возглавлял туркестанское сельскохозяйственное общество. Ну и, конечно, Александр Шмидт, конечно, это Франц фон Шварцъ.

Так что не только баварский рыцарь во времена Амира Тимура, но и очень-очень многие люди немецкой национальности заложили основы современного Узбекистана.

Источник

Я же говорю, что СССР построили немцы, поэтому титульной нацией в СССР были немцы и евреи.
Tags: Германороссия, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments