sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

Зуавы. 2. Как французские головорезы стали символом войн XIX века.






Военная история знает немало примеров, когда те или иные войска или подразделения вдруг обретали статус легенд. Часто это происходило после знаменательных успехов в войне, как в случае с британскими коммандос, но иногда причиной популярности становилась дурная слава, заработанная солдатами.

В середине XIX века такую славу заработали зуавы — легкие пехотинцы в необычной яркой униформе, которых набирали из неблагополучных слоев общества и бросали в самое пекло сражений. Бесстрашие на поле боя и их безумные выходки в мирное время породили настоящую моду на зуавов среди правителей и военачальников того времени. FURFUR решил разобраться, чем именно было вызвано восхищение этими бойцами, пользовавшимися репутацией одновременно героев и отморозков.

История появления
[Spoiler (click to open)]

На исторической арене зуавы впервые появились в 1831-м как часть французских колониальных войск. Тогда эти подразделения формировались из жителей Северной Африки, да и само название — зуавы — произошло от берберского племени зуауа, уроженцы которого стали первыми «туземными» войсками французской армии. Не прошло и десятилетия, как мусульмане-берберы выделились в отдельное формирование — Алжирские стрелки. С этого момента ряды зуавов пополнялись исключительно французами-католиками.

Зуавские части формировались из так называемых заместителей — аналога современных контрактников. Костяк армии в те времена составляли жители городских низов и бедные крестьяне, для которых военная служба была единственным способом обеспечить себе относительно достойное существование. В память о своих алжирских предшественниках французские зуавы сохранили не только название, но и униформу, которая стала отличительной чертой этих подразделений.


1. Французские зуавы.


2. Зуавы 5-го Нью-Йоркского полка времен Гражданской войны.


3. Зуавы во время отдыха играют в карты, 1870.
Униформа



Куртка и жилет

Короткая куртка из темно-синего сукна, расшитая шерстяной тесьмой красного цвета. Жилет, передняя часть которого делалась из сукна, а спинка — из хлопковой ткани. Жилет имел пять пуговиц и застегивался с правой стороны.


Феска

Красная фетровая феска с кисточкой. Способ ношения фески был отличительной особенностью каждого полка: с заломом влево или вправо или сдвинув на макушку. Поверх фески мог носиться тюрбан зеленого цвета.



Шаровары

Короткие шаровары насыщенного красного цвета. Шаровары шились с учетом нужд тяжелых походных условий — в их фасон, например, включалась «дыра Ламорисьера», через которую после форсирования реки можно было слить воду.




Обувь и гетры зуавов были уставными, но и здесь эти бойцы сумели выделиться: на голенище нашивалось множество ярких блестящих пуговиц.




Значок

Медный значок в виде полумесяца и звезды, как дань первым зуавам-мусульманам. Впрочем, у него были и сугубо практические функции — к значку крепилась цепочка с иглой для прочистки затравочного отверстия мушкета.



Патронная сумка

Патронная сумка на кожаном ремне с латунной пряжкой и кожаная лопасть для ношения штыка. У сержантов и капралов, помимо всего остального, на поясе крепился тесак, а у вивандье — сабля.

Зуавы в разных странах

Франция

В пику роскошному внешнему виду назвать поведение этих солдат красивым не поворачивался язык. Сказывалось происхождение и социальная принадлежность личного состава. Дисциплинированные на плацу, бесстрашные на поле битвы, в мирное время зуавы становились настоящим кошмаром для своих командиров и других солдат.

Зуавы отлично зарекомендовали себя во время алжирской кампании, по праву заслужив звание элитных войск французской армии. Но всемирную славу зуавам принесла Крымская война. Чего только стоит марш-бросок на Альминские высоты, решивший исход сражения в пользу французов, штурм Малахова кургана или осада и захват Севастополя.


«С ними нелегко справиться, но если их вымуштровать, они становятся превосходными солдатами. Чтобы держать их в узде, нужна очень строгая дисциплина, и их представления о порядке и подчинении часто носят весьма странный характер. Полк, в котором их много, мало пригоден для гарнизонной службы и может вызвать много затруднений. Поэтому пришли к заключению, что самое подходящее для них место — перед неприятелем»

Трудно поверить, но среди французских зуавов были женщины. Жены и возлюбленные солдат, следовавшие за армией, торговки снедью и просто полковые шлюхи со временем превратились в полноправных членов воинского братства и даже получили собственное имя — вивандье. Они не только выхаживали раненых и больных, но и в случае необходимости могли постоять за себя в сражении. Настоящие боевые сестры, вивандье пользовались уважением даже среди самых грубых и отмороженных зуавов. Хотя зачастую это объяснялось тем, что вивандье становились жены или дочери старых вояк, ссориться с которыми никому не хотелось.

Заслуженная репутация бесстрашных солдат и, разумеется, необычная запоминающаяся форма сделали зуавов объектом зависти многих военачальников того времени. Неудивительно, что в армиях многих стран начали появляться зуавские части.


США

Настоящим триумфом солдат в шароварах стала американская Гражданская война в которой приняли участие 50 зуавских полков и батальонов. Первые американские зуавы появились в 1860 году в Чикаго. Сначала — как добровольческий военно-спортивный клуб под руководством полковника Элмера Эллсуорта. Все свое свободное время члены этого клуба проводили за военными и физическими упражнениями, перенятыми у французских зуавов, а также, нарядившись в характерную униформу, участвовали в парадах и шествиях.

Добравшись до Алабамы, «Луизианские тигры» устроили погром в городке Монтгомери, разоряя салуны и разнося в щепки бордели.

Игра в зуавов продлилась недолго — в 1861 году разразилась война Севера и Юга. Когда стало понятно, что кровопролития не избежать, полковник Эллсуорт переносит зуавские традиции в боевой подготовке и, разумеется, в обмундировании на вверенный ему 11-й добровольческий полк Нью-Йорка. Костяк его набирался из местных пожарных, а потому полк получил эффектное имя — Огненные зуавы. Мода на зуавов начала быстро распространяться среди северян, и зуавские полки стали появляться один за другим.


Доброволец 53-го Нью-Йоркского полка

Надо отметить, что зуавы Севера походили на своих французских коллег лишь униформой и манерой вести бой. В остальном же к ним предъявлялись весьма высокие требования не только по физической подготовке, но и… по происхождению. Так, например, 5-й Нью-Йоркский полк на 80% состоял из «настоящих американцев», родившихся в США.

Рассказывая о северных зуавах, было бы несправедливо обойти вниманием одну из версий такой популярности этих войск. Огромное количество зуавских частей в армии Севера обусловлено не столько отличной подготовкой солдат, сколько… избытком соответствующей униформы на складах Федерации. В самом начале Гражданской войны федеральное правительство испытывало явную нехватку военного имущества, а потому обмундирование пришлось закупать во Франции. В комплекте с мундирами императорской армии была приобретена и униформа зуавского образца.

Свои зуавы были и в армии Конфедерации. И здесь история их появления более романтическая: по городам Юга колесила труппа странствующих актеров, коронным номером которых была «Кровавая драма Крымской войны». Разумеется, ведущая роль в этом представлении отводилась французским зуавам. Южане настолько вдохновились подвигами французских сорвиголов, что решили создать своих зуавов.

Легендарным батальоном времен войны Севера и Юга по праву считаются «Луизианские тигры», или, как их еще называли, «Тигриные винтовки» — 1-й Луизианский специальный батальон. Впрочем, они же считаются и самым отмороженным подразделением за всю историю Гражданской войны в США. Формирование «Луизианские тигры» происходило практически аналогично созданию частей французских зуавов: солдаты набирались из иностранцев и выходцев из социальных низов. Правда, вместо алжирцев здесь были ирландские эмигранты.

«Они были все ирландцы, и все одеты в форму зуавов, и были известны как луизианские тигры, и они действительно были тиграми в человечьем обличье. Я действительно боялся их…»

— Один из современников

Поводов для страха было действительно достаточно, ведь вели себя луизианские зуавы, как и оригинальные, французские, прескверно. Доставалось не только врагам на полях сражений, но и своим. Так, во время переброски в Ричмонд, они угнали поезд, предусмотрительно отцепив от состава офицерский вагон. Добравшись до Алабамы, «Луизианские тигры» устроили погром в городке Монтгомери, разоряя салуны и разнося в щепки бордели. Неудивительно, что потери в батальоне начались задолго до прибытия на фронт: дебош завершился расстрелом нескольких особо зарвавшихся бойцов за нарушение дисциплины. Это стало первой казнью в армии Конфедерации за подобные проступки, так что и здесь зуавы оказались впереди остальных.



«Луизианские тигры» на поле боя
Расстрел боевых товарищей несколько охладил конфедератов в шароварах, но ненадолго. Во время своего дальнейшего следования на фронт они давали жару в поезде, забираясь на крыши и буфера вагонов. В ответ на все попытки кондукторов призвать их к порядку, зуавы отвечали «изощренными проклятиями и истерическим смехом». В результате батальон терял солдат еще до вступления в боевые действия: один погиб на крыше вагона, не заметив низкого моста, еще трое были раздавлены между вагонов, когда поезд резко затормозил.

«Такой оглушительной стрельбы по скоту и домашней птице, таких воплей и криков, такого чудовищного громкого пения их проклятых французских песен, такого барабанного боя и таких проклятий со стороны офицеров я никогда не слышал и, надеюсь, никогда не услышу впредь»

— Очевидец тех событий

Отсутствие дисциплины с лихвой компенсировалось боевыми качествами луизианцев. 1-й Луизианский батальон стал главной ударной силой во время кампании в долине Шенандоа, в битвах при Форт-Ройал, Винчестере и Порт-Репаблик. Правда, дальше дела пошли не лучшим образом. Северовиргинская и Мэрилендская кампании стали для «Тигров Луизианы» роковыми. Постоянно находясь в авангарде, лицом к лицу с противником, батальон нес тяжелые потери. Роковым для ирландских зуавов стало знаменитое сражение при Энтитеме, после которого 1-й Луизианский, и так практически полностью уничтоженный, был окончательно расформирован.

Польша

Пока американцы проливали кровь друг друга, на другой стороне Атлантического океана появились свои зуавы. В 1863 году французский офицер Франсуа Рошанбрюн формирует в польском городе Ойцове отряд, получивший пророческое, как покажет история, имя «Зуавы смерти».


В отличие от французских и американских зуавов, предпочитавших яркие цвета, эти жуавы (так их называли в Польше) носили черные накидки с белым крестом.
Среди солдат, принимавших участие в Польском восстании 1863 года, «Зуавы смерти» получили славу смертников. Каждый новобранец приносил клятву никогда не отступать и не сдаваться. Отряд был добровольческим — в него, например, входило много студентов Ягеллонского университета. Первый бой, в котором приняли участие «Зуавы смерти», состоялся 17 февраля под Меховом. Свое имя эти вчерашние школяры подтвердили самоубийственной штыковой атакой на русские позиции, которые, по иронии судьбы, располагались на кладбище. Отряд погиб практически полностью — из 150 бойцов в живых остались менее 20 человек, включая отца-командира.

Казалось бы, на этом история польских зуавов должна была закончиться, но все только начиналось. Добравшись до Кракова, Рошабюрон объявил о формировании уже полка «Зуавов смерти». Слава об этом отряде смертников бежала впереди его командира, но мало кто стремился пополнить его ряды. В итоге удалось набрать лишь 400 человек, из которых был сформирован батальон.

Реванш, да еще какой, «Зуавы смерти» взяли всего через месяц после своей первой «гибели». 17 марта батальон разметал российских драгунов, а на следующий день польские смертники буквально чудом вырвались из русского окружения. Подтверждая свое название, польские зуавы оказались побратимами смерти. Рошабюрон бросил свое детище, уехав во Францию, и формально отряд перестал существовать. Самые же упрямые бойцы, продолжавшие причислять себя к «Зуавам смерти», были перебиты в начале мая 1863 года как повстанцы.



Бразилия

Свои зуавы были и в Бразилии. Во время войны с Парагваем в 1864 году из беглых рабов был сформирован батальон, получивший название «Зуавы-баийянцы» (от названия региона Баийя). Выбор у них был невелик: либо расстрел, либо служба в ударном подразделении армии. Надо ли говорить, что среди бразильских рабов было распространено боевое искусство, сегодня известное как капоэйра. Боевые навыки, приобретенные на плантациях, сослужили хорошую службу бразильским зуавам. Так, их самой значительной боевой операцией стал захват форта Курузу, когда бойцы батальона разбили парагвайцев и водрузили на вершину цитадели национальный флаг.


Униформа новых солдат Папы отличалась от мундиров французских зуавов лишь цветом: она была серой с красной отделкой.
Италия

Униформа новых солдат Папы отличалась от мундиров французских зуавов лишь цветом: она была серой с красной отделкой.

Об эффективности местных зуавов может свидетельствовать тот факт, что этих солдат призвали охранять ни много ни мало, а Папскую область. Формированием папских зуавов занялся французский генерал Луи де Ламорисьер. Главной задачей нового подразделения являлась помощь тогдашнему Понтифику Пию IX в его борьбе с Рисорджименто — освободительным движением за объединение раздробленной на тот момент Италии. Численность папских зуавов была довольно внушительной — более четырех с половиной тысяч человек. Среди них, к слову, затесались двое русских и один черкес, что шло в разрез с изначальной установкой принимать исключительно европейцев-католиков. Униформа новых солдат Папы отличалась от мундиров французских зуавов лишь цветом: она была серой с красной отделкой. Даже на головах новоявленных зуавов вместо кепок вскоре оказались алжирские фески.

В боях папские зуавы себя практически не проявили, да и Святому Престолу прослужили недолго. После того как первый король объединенной Италии Виктор Эммануил II занял Рим, папские зуавы перебрались на историческую родину — во Францию, а после неудачной для французов франко-прусской войны и вовсе были расформированы.


«Сидящий зуав», 1888. Винсент Ван Гог
Зуавы в культуре

«Сидящий зуав», 1888. Винсент Ван Гог

Несмотря на свою эффективность в бою, зуавы оказались военным хайпом середины XIX века, и мода на них прошла достаточно быстро. Тем не менее, свой вклад в культуру, как воинскую, так и гражданскую, они внесли. Так, например, в прусской армии на вооружение вместо игольчатого штыка был взят клинковый, прообразом которого послужил зуавский тесак. А итальянские берсальеры во время Крымской войны переняли у зуавов традицию носить феску.

5 фактов
. Знаменитая военная песня «Варшавянка» — не что иное, как видоизмененный марш польских «Зуавов смерти». Текст, к слову, претерпел мало изменений. «Марш, марш, жуавы, на бой кровавый, святой и правый!» — пели бойцы в черных униформах с белым крестом, направляясь к полю битвы.

2. Известное полотно Винсента Ван Гога изображает французского зуава, присевшего отдохнуть.

3. Не обошлось без зуавов и в массовой культуре. Так, например, улыбающийся зуав в залихватски заломленной на затылок феске украшает папиросную бумагу Zig-Zag.

4. Зуавов можно увидеть практически в любом фильме о войне Севера и Юга

5. Потомки самой заметной части униформы зуавов — шаровары — сегодня пришли в уличную моду в виде штанов с заниженным шагом, широких в верхней части и сужающихся книзу.



Виталий Рыжов

Источник.






Александра Римская. 06.09.2014 г. 662 , Anno Domini. Xikrik to river Novogor.

Список статей Сандры Римской

Сайт Армия Карусов

Группа ВК "История"  








Tags: 1870
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments