sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

Великий. Могучий. Русский?

Неистощимой клеветою
Он провиденье искушал,
Он звал прекрасное мечтою,
Он вдохновенье презирал...
А.С. Пушкин



Любовь и уважение и к родному языку мы впитали буквально с молоком матери, с первыми звуками её голоса. Со временем эти чувства окрепли и окончательно утвердились под натиском непререкаемых убеждений в том, насколько он велик и могуч, как самобытен и уникален.
И это бесспорно так и есть. За долгие годы переводческого труда несметное количество раз мне после мучительных поисков приходилось прибегать к тускловатым упрощениям, будучи не в силах отыскать в чужих языках средства, способные отразить все оттенки и грани искрящихся живым светом русских слов и выражений.
Не раз я озадаченно задавал себе риторический вопрос: откуда же взялось такое неисчерпаемое многообразие и богатство? Однако многолетняя работа с разными языками шаг за шагом привела меня к открытию, что на этот вопрос есть вполне конкретный ответ.

Своим еретическим выводом спешу ошарашить вас сразу: русский язык вовсе не настолько русский, как мы беспрекословно привыкли полагать. По моим очень поверхностным подсчётам, не менее половины русских слов имеют иноземных прародителей, а среди сложных слов (имеющих приставку, корень и суффикс) их количество приближается к 100 %!
И речь тут вовсе не о прямых заимствованиях иностранных слов, или интернационализмов, которых хватает в любом языке, типа «приватизации», «проституции», а теперь вот «инновации» с «модернизацией». Я не случайно поставил перед статьёй эпиграф из божественного Пушкина. Большинство этих слов – кальки [1] из латыни! А если попроще – то это слова, сложенные из весьма примитивного исходного материала строго по древне-римскому образу и подобию.
Если вы сразу возмущённо не отложили в сторону столь кощунственную крамолу, попробую предельно наглядно и не скучно поделиться своим не скрупулёзным научным исследованием, а скорее довольно хаотичной версией филолога-любителя.

Начнём наш захватывающий путь с чудесного русского слова «в-дох-новение», столь излюбленного поэтами. Все его составные части с не менее чудесной чёткостью соотносятся с латинским словом «in-spir-atio», где in- = приставка «в», -tio = суффикс «ение», ну и корень spir = «дыхание, дышать, вдохнуть» - вспомните «респиратор» или знаменитое Цицероновское «Dum spiro – spero» [2], ну или на худой конец «конспираторов», т.е. «единых духом» заговорщиков (что в течение веков изменило смыcл на нечто тайное, сокрываемое от посторонних глаз).

Точно по такой же схеме построено и другое выразительное слово «в-печат-ление» - «im-press-io» с корнем press - «давить, прижимать, печатать». Соответственно, подавление – repressio, сжатие – compressio, выжимание – expressio, и так далее по той же схеме.

И это не случайное со-в-падение – ведь и это слово также имеет латинского родителя: co-in-cidentia, где сразу две латинских приставки со- и in- соответствуют русским со- и в-, а корень cid знаменует «падение».
Можно припомнить в этой связи incidentis, то есть попадание в неприятность или падение чего-либо на кого-либо (либо наоборот); да и убийство (homicide) или самоубийство (suicide) тоже в общем-то в конечном счёте подразумевают «падение».
В качестве дополнительной иллюстрации возьмём, казалось бы, совсем русское слово «запад», и срвним его с латинским оccident – и тогда сразу становится прозрачным смысл и происхождение этого понятия: место, куда падает (или западает) солнце (в то время как «восток», напротив, место откуда оно востекает).
Можете нападать на меня за это святотатственное предположение. Только имейте в виду, что «нападать» по латыни будет incidere... А «предположение», соответственно – propositio (где positio и есть «положение»). А «соответственно» в свою очередь – correspondente (в котором respond – это «ответ»), и так до бесконечности (или infinitas)…
Такое вот получилось созвездие или constellatio (ну, что stella – это «звезда», надюсь, всем известно).

Продолжаем разговор, как говорил Карлсон. А вот если бы он жил на крыше Пантеона и звался Карлиус, то изрёк бы: prolongare conversatio! – ведь long – это «длинный», «долгий» не только в английском – вспомните старика Горация: Ars longa, vita brevis est. [3] Оттуда же и «долгота» - longitudo, «продолговатый» - oblongus, «долголетие» - longaevitas, и даже «издалека» - elonginquo.

Нужно ещё подтверждение? Пожалуйста! Далеко ходить не надо – оно в самом этом слове: con-firm-atio, где firm – это «твёрдый». И я могу утверждать (affirmare) это с полной ответственностью.
Кстати, об ответственности, или responsibilitas на латыни. Тут если копнуть поглубже, внутри отыщется не просто общий корень «ответ», а делящийся в свою очередь ещё на две части:
1.re-, то есть «от» (примеры: относительный – relativus, отдалённый – remotus, отдых – respirare, отзыв - recensio);
2.sponsus, что значит «ручательство» (отсюда, между прочим, и «спонсор», т.е. «поручитель», «ответственный»). А жених и невеста в древнем Риме назывались sponsus e sponsa, то есть «обручённые», соединившие руки, ответственные друг за друга.

Но как же соотносится таинственный корень «вет» с рукой? – спросите вы. Не так уж и очевидно, однако связь всё же просматривается. Возьмём такие слова как «привет», «завет», «навет» - все они так или иначе подразумевают действия, совершаемые рукой, ну а «ветка» видимо была названа так древними славянами по аналогии с рукой, растопырившей пальцы (или наоборот, что сути дела не меняет).
Так что наш исконно русский «ответ», тоже латинских кровей, не говоря уж об «ответственности».

Следующий пример заслуживает особого внимания. Ибо способствует ещё лучшему пониманию. Никогда не задумывались, почему эти разные слова так похожи? Вот именно – и то, и другое от всё тех же римлян: «понимать» – tendere, тогда как «внимать» – attendere, и соответственно «внимание» – attentio!

Всё ещё не у-бедительно? Как сказать. Ведь и это слово оттуда же, откуда и предыдущие: con-vinсe, где приставка con- = у, а корень vinc означает победу, преодоление беды. Тут уместно припомнить всё того же Цицерона: Vincit imitationem veritas – «Истинное победит поддельное». Или прекрасное выражение «Любовь побеждает всё»: Omnia vincit Amor. Или слово invincebilis – «непобедимый». От этого же корня, между прочим, пошла и «провинция» – завоёванная, побеждённая область.
Но ведь тогда это слово должно выглядеть как «упобедительно»! – возразите вы, и наверняка будете абсолютно правы. Скорее всего именно в таком виде оно и существовало раньше в русском языке, но в результате фонетического процесса под названием «гаплология [4]» из него для удобства произношения выпал один слог.
Бывает и не такое. Слова изменяются в течение веков по самым разнообразным причинам, порой до неузнаваемости. Но иногда этимологию проследить возможно: например, малосердие (misericordia) у не признающих мягкотелости римлян стало милосердием у сострадательных русских. Чаще всё происходило более прозаично, просто чтобы меньше напрягать речевой аппарат: так, немецкий taler превратился у нас в «тарель», а потом в «тарелку» (какое-то время она звалась «талеркой»), испанская guirnalda стала «гирляндой», а cocodrilo – крокодилом.

Теперь возьмёмся на-блюдать (т.е. ob-serve) целый пласт самых разных слов и их производных, пришедших к нам от древнеримского корня «serv», означающего «блюдо». Мы так привыкли к обобщённому понятию «сервис» как обслуживание, что не сразу всплывает в уме его изначальное значение – подача блюд на стол. От него же произошли, соответственно, «сервант» – шкаф для хранения блюд (в английском он переродился в servant – слугу, подающего блюда), а также «сервиз» – набор всё теж же блюд, «сервировка» и так далее.
Ну а собственно «наблюдение» у славных чревоугодием римлян видимо в первичном виде означало созерцание того, что находится перед глазами, или на блюде.
К этой же серии относится и cо-блюдение (сon-servatio) – в частности, правил, что породило ещё одно понятие – консерватор, т.е. блюдущий традиции. Ну а просто «блюсти», как вы догадываетесь, будет просто servare.
Другие же слова с этим корнем вошли в русский уже не в виде кáлек, а прямыми заимствованиями: «консервировать» (conservare) – cохранять то, что осталось на блюде, «резервировать» (reservare) – откладывать (как бы с блюда) и многие другие.

Откуда же взялась в русском такая зависимость от латыни?... Стоп! Сначала взглянем в словарь – так и есть: dependentia, где корень pend означает «висеть». Примеры? Подвеска – subspensio, маятник – pendula, взвесь – суспензия, ну и любимая нами «независимость» - independentia. А те, кто знаком с деловой лексикой, знают, что appendix – это ещё и приложение, довесок к основному тексту документа (помимо весьма проблемного «довеска» к слепой кишке).

Но это невероятно! Скажете вы, сами того не подозревая выразившись почти на латыни, в которой это слово звучит как incredibilis, где приставка in- означает отрицание, а корень cred – веру. Вспомним при этом «кредит», выражение in deum credens – «в Бога веруем», ну а «вероятность» по-латински будет просто credibilitas. Может хоть это поможет мне убедить самых недоверчивых (incredulus)?

Отличный пример, не правда ли? К тому же, что и это слово – excellens – пришло к нам прямиком от латинян, причём в обоих своих значениях: и «превосходный», и «отличающийся». Интересно, почему же такое совпадение? Совпадения никакого нет, поскольку позаимствовано это слово было сразу вместе со всеми его потрохами, то бишь значениями и производными.
Это ещё более интересный случай, чем элементарная калька. Отсюда можно догадаться, что из латыни к нам давным-давно пришло и слово «чело» (впоследствии превратившееся в «лицо»).
Путь этого слова прослеживается при помощи такого традиционно русского занятия как «целоваться» – соприкасаться лицами, или челами (как тут ни вспомнить Тараса Бульбу: Ну, здорово, сынку! почеломкаемся!). Оттуда же, видимо, пошло и слово «человек», то есть «имеющий лицо».
Забавным образом получается, что словосочетание «приличный человек» является образцом тавтологии [5] в чистейшем виде: «имеющий лицо имеющий лицо». Или «поцеловать человека»: «приложить чело к имеющему чело». Вот вам эффект соединения слов разных эпох!
Одним «челом» славяне, кстати, не ограничились и наряду с ним приняли в свой лексикон и «очи» (oculus), и «нос» (nasus), и множество прочих ещё более детальных анатомических терминов.

Какое ещё требуется объяснение или explanatio? По-моему, всё и так ясно, или выражаясь по-латински: plane!

Не ясно лишь то, почему до сих пор не было сделано этого открытия (inventus). Тем более, что эти разрозненные примеры – лишь крохотная вершинка огромного айсберга, а на самом деле их многие, многие сотни, если не тысячи. Практически чуть ли не из-за каждого многосложного русского слова выглядывает его зеркальный латинский предшественник.
Русский язык в плане заимствований из латыни далеко не одинок, вот только в отличие от европейских языков пошёл, как всегда, своей собственной, нестандартной колеёй.
Кстати, я намеренно приводил примеры из латинского, имеющие явные аналоги и в английском языке, дабы сделать их более очевидными для тех, кто подзабыл латынь, но ещё помнит английский. В данном случае англичане почему-то применили не только характерное для них прямое заимствование – in-vention, но ещё и кальку – dis-covery («снятие покрытия», или если угодно – «срывание крыши»).
В русский же вошло немало других слов корня «вент», связанных с открыванием/отворением – вентиль, вентиляция, ну и конечно же чистых кáлек типа «предотвратить» – preventere.

Вы ещё не утомились? До заключения (conclusio) ещё довольно далеко. Как и до завершения ряда слов с корнем clu (ключ):

за- ключ-ение -con- clusio
в- ключ-ать -in- clude
ис- ключ-ение -ex- clu-sio
ис- ключ-ительный -ex- clusive (столь любимый сейчас
в России «эксклюзив»!)
при- ключ-иться -pre- clude


и так далее, и далее...

Что ещё сказать, если даже гордое слово «спутник», которое является классическим примером заимствования другими языками из русского (в невежественном американском варианте он, кстати, уже всё чаще преображается в какой-то «спатник»), как выясняется не вполне русское. Прародителем его является латинско-французский con-voyage (буквально «со-дорожник», «со-путник»), впоследствии заимствованный ещё раз уже в сокращённом варианте как «конвой» и также несущий смысл «сопровождения», но с несколько иной коннотацией [6].

Но я, кажется, сильно отвлёкся от Пушкина. Кстати, как же будет «отвлекать» по латыни? Distractere. Ну а «привлекать»? Верно! Attractere. А «извлекать»? Extractere. Ну, или если хотите, более приземлённый пример: «трактор» (tractor) – волокущий, или влекущий. Или более абстрактный: con-tractus – со-влечение, так сказать, договаривающихся сторон.

Да тут просто невозможно не отвлечься, но тем не менее, давайте всё же возвращаться (revertere) к классике. Чтобы не превращать (convertere) нашу тему в голословие и не извращать (pervertere) факты.

Итак, не-ис-тощимый (т.е. in-ex-haustus) Пушкин. Начать с того, что haustus по латыни и есть – слабый, худой, тощий. «Истощённый» будет, соответственно, exhaustus, но к Пушкину это, слава Богу, не относится.
Что там у нас дальше в эпиграфе? Провиденье? Ну, это уж совсем очевидно: providence, где vid, это разумеется «видеть». Вспомните Цезаря: Veni, vidi, vici. [7] И о том, как его ненавидел (invidere) Брут.
С прекрасным не всё так прямолинейно. Его предтеча – praeclarus – имеет корень clarus, означающий «ясный», «красивый» (что по мнению прагматичных римлян было тождественно), а вот для весёлых до безудержу русичей красота ассоциировалась с праздничным красным цветом. Поэтому, наверное, в русском языке латинский вариант «преясный» и превратился в «прекрасный». Впрочем, отдалённые аналоги всё же имеют место: например, «сокол мой ясный»...
А вот «искушать» выпадает из нашего длинного ряда. Судя по всем признакам это тоже калька (как и «покушаться», «искусство», «искушённый»), но скорее всего из древнегреческого языка, в котором я не сведущ, посему этимологию этого пласта заимствований оставим эллиноведам.
С глаголом презирать (despicere) всё обстоит куда понятнее. В нём явственно виден корень spice, означающий «смотреть», «зрить», присутствующий во множестве других слов: - взирать – aspicere, усматривать – conspicere, подозревать – suspicere, рассматривать – perspicere, вглядываться – inspicere.
Кстати, одна из форм этого корня – spect, сразу вызывает множество других «зрительных» ассоциаций – спектакль, спектр, аспект (точка зрения с одной из сторон).
Ну вот, а вдохновение мы с вами уже проанализировали.

Получается, что основоположник русского литературного языка писал свои стихи и поэмы едва-ли не на чистой латыни! Впрочем, его гениальность на самом деле как раз и проявилась в том, что он органично вплёл живой разговорный язык в официозные поэтические традиции его предшественников, слагавших помпезные оды вообще по строгим латинским канонам, за что Александр Сергеевич многократно подвергался порицаниям консервативных приверженцев (господи, сколько латинизмов подряд!) оловянно-деревянного штиля Державина, Тредиаковского и других классицистов.

Если я задеваю чьи-либо русофильские чувства – примите мои извинения. Excusare me! как говаривали латиняне. Ну а захотите обвинить меня (т.е. accusare me) в недостатке патриотизма, не забудьте, что патриотизм – вообще-то чистейшее латинское слово состоящее из корня patriae (отечество), не говоря уж о всемирно распространившемся суффиксе –изм.

Так чем же был наш русский язык до столь мощного латинского вливания (in-fluence)? Судя по всему, достаточно примитивным средством общения с незатейливой грамматикой и весьма ограниченным словарным запасом. Видимо это отражало тогдашний уровень развития общества и историческую ситуацию: изолированность, отдалённость, общую отсталость. Однако потребность более адекватно выражать свои мысли и чувства к тому моменту назрела уже давно, поэтому чужеродные семена латыни попали на чрезвычайно благодатную почву и дали поистине пышные всходы.
И это касается не только лексики и словообразования. Практически вся латинская грамматика с её шестью падежами, тремя родами, склонениями, спряжениями и прочими кошмарными аттрибутами будто бы механически оказалась наложена на руский беспорядочный языковой материал, породив невероятное количество исключений, срывающих крышу у изучающих современный русский язык иностранцев.
Но кто и когда совершил такой титанический сдвиг, который буквально переродил довольно-таки простенький язык, где до того вовсе отсутствовали многие фундаментальные понятия? Гений-одиночка, единым махом создавший целую языковую систему? Или коллектив скрупулёзных труженников, годами терпеливо привносящих новые и новые слова и формы? Кто же они? И когда это произошло? И каким образом удалось ненавязчиво внедрить эти революционные нововведения в обиход миллионов? Обратим эти вопросы к историкам и профессиональным филологам.
Вывод о вторичности нашего языка относительно латыни отнюдь не унизителен, как могут с возмущением заявить некоторые патриоты. Величие русского как раз и состоит в том, что он свободно впитал в себя колоссальный объём чужеземных слов, понятий, грамматических форм и переработал их настолько, что они стали не только органически своими, но и засияли новыми гранями и красками, недоступными их суховатым, железно-логичным предтечам.


Appendix
или
довесок
случайных примеров в почти алфавитном порядке
(для особо сомневающихся либо особо заинтересовавшихся)

На «А» чисто русских слов, похоже вообще нет, кроме разве что «авось» да «ах». Не верите – загляните в словарь.
-->



Азбука alphabetum (по первым буквам алфавита)

Беззащитный indefensus (fens – ограда, щит. В англ: fence - забор)
защита defensio

Безразличный indifferentis
различие differentia (конференция – сличение мнений, позиций)
сличать conferre

Безусловный incondicionalis (dictum – слово)
условие conditio
словарь dictionarium
злословить maledicere
благословенный benedictus

Беспредельный infinitas (finis – конец, предел)
определение definitio
неопределённый indefinitus
сопредельный confinis

Бессонница insomnia
сонливый somnolentus

Возвращение revertio (vertere – вращаться)
извращение perversio
отвращение aversatio
превращение transversio
сворачивать convert (конверт – свёрнутый)

Вознаграждение remuneratio (munerare– дарить, награждать)

Возрождение regeneratio (generare – рождать)
вырождение degeneratio

Воспоминание rememoratio

Воспроизведение reproductio

Восстановление restauratio

Вдохновение inspiratio

Вливание/влияние in-fluence

Воплощение incarnatio (carno – мясо, плоть)
перевоплощение reincarnatio
плотоядный carnivorous

Воспаление inflammatio (flam – пламя, горение; палящий)
воспламенять inflammare
воспылать inflammari
спичка flammiferum
пылать flammare

Впадать incidere (см. др. примеры с корнем cid в тексте)

Впечатление impressio

Добровольный benevolens (Volens nolens. – Волей-неволей)

Добронравный benemorius
нравственный moralis
безнравственный immoralis

Добродушный bonus animus

Единодушие unanimitas (anima – душа. Анимация, реанимация...)

Единородный unigenitus

Единообразие uniformitas

Извинение excusatio
обвинение accusatio

Исключение exclusio (clu – ключ)
включать includere
заключение conclusio
исключительный exclusive
приключиться precludere

Испытывать experiri (periclitari – пытаться)
испытание experimentum
опыт experientia

Исторгать extorquзre (подходящего корня в русском не нашлось?)

Истощённый exhaustus (haustus – слабый, худой, тощий)
неистощимый inexhaustus

Исчерпать exhaurire (haurire – черпать)

Набавление additio

Навечно ad perpetuitatem (perpetuum mobile – вечный двигатель)

Назначение assignatio (signum – знак)
обозначать insignire
означать designare
значительный significantus
значить significare

Накапливать accumulo (cumulare – копить)

Наконец ad extremum

Налево [8] ad laevam (римляне ходили «на лево» раздельно!)

Невиданный invisus
невидимый invisibilis
непредвиденный improvisus

Невидимый invisibilis

Невозможный impossibilis

Неделимый individuus (dividere – делить)

Невероятный incredibilis (cred – вера)
вероятность credibilitas
недоверчивый incredulous

Незваный invocatus

Незначительный insignificantus

Незнакомый incognitus (cognitio – знание; познание; знакомство)
признание recognitio
Неизбежный invitabilis (vitare – бежать. Интересно совучие со
избегать evitare словом «жизнь» – vita. Случайность?)
Неискоренимый inexstirpabilis (stirps – корень)
искоренение exstirpatio

Неиспытанный inexpertus

Ненавидеть invidere (vid – видеть)
очевидный evidentis
провиденье providence

Неодушевлённый inanimatus

Неопределённый indefinitus

Неподвижный immobilis

Неподкупный incorruptus

Непредусмотрительный improvidus

Непроходимый impeditus (pedis – нога. «Не-ного-проходимый»?)

Неразумный insapiens (homo sapiens – человек разумный)

Неровный inaequabilis

Несоизмеримый incommensurabilis (мензурка – сосуд для измерения объёма)

Нечаянный inopinatus (opinari – полагать, думать, чаять)

Обвязывать circumligare
навязывать praeligare
привязать alligare
повязка ligamentum
связывать colligare

Обманывать circumducere
заманивать alseducere
обман alcircumductio

Обстоятельства circumstantia
постоянная constanta

Обрезание circumcisio

Опоясывать circumcingere (cingulum – пояс)

Осматриваться circumspectare
осмотрительный circumspectus

Обновление renovatio

Оживать revivere

Омоложение rejuvenatio

Ответственность responsibilitas

Отношение relatio
относительный relativus
соотношение correlatio
взаимоотношения interrelatio
перенос, перевод translatio

Отражать repulsere (pulsere – ударять, бить, разить)

Охлаждать refrigerare

Перевозка transport
ввоз import
вывоз export
отвоз deport

Переобразование transformatio
безобразие deformitas
единообразие uniformitas
многообразный multiformis
образец formula

Подвергать subjicere
извергать ejicere
повергать dejicere
свергать conjicere

Подвеска subspensio (pend - висеть)
маятник pendula
зависимость dependentia
независимость independentia

Подозрение subspicio (spice – смотреть, глядеть, зрить)
вглядываться inspicere
взирать aspicere
презрение despicientia
рассматривать perspicere
усматривать conspicere

Подсознательный subconscious (ср: Science – наука, знание (англ))
сознание conscientia
незнание inscientia
знание scientia

Подпись subscriptio (scriptum – написанный)
описание desriptio
рукопись manuscriptum (manus – рука)
переписывание transcriptum

Помощь [9] subsidium (sidium – сила, мощь)
усиление praesidium
вооружённые силы tenetur praesidiis

Последствие consequentia (sequi – след, следовать)
последовательность consecutio
преследовать prosequi

Постоянный constans (stans – стоячий)
обстоятельства circumstantia
расстояние distantia
устойчивость constantia
достояние substantia
противостоящий antistans

Похищение [10] subraptio (raptor – похититель; хищник)
восхищать enrapture
хищение raptio

Предмет objectum (ject (корень) = бросать, метать)
вбрасывание injectio
выброс ejectio
отбрасывать rejectum
разбрасывать dijectum
междометие interjectum

Предопределённый predeterminatus (terminus – предел, конец)
беспредельный interminatus
неопределённый indeterminatus
определённый determinatus
самоопределение autodeterminatio

Предрассудок prejudicium (judicio – суд)

Председатель president

Предчувствие presensio

Препятствие prepedimentum (pedis – нога; пята)

Приказ praedictum
указ edictum
показание indicatio

Приближаться approximare (приблизительный – approximate (англ.))
вблизи in proximitate
близость proximitas
ближайший proximus

Привлекать atractere (tractor - тянущий, волокущий, влекущий)
отвлекать distractere
извлекать extractere

Присутствовать adesse (esse – суть, сущность. Ср.: эссенция)
отсутствовать abesse

Приятный acceptus (вопрос: какому русскому корню
приемлемый acceptabilis соотвествует латинский «cept»?
восприятие perceptio Неужто «ять»?)
предприятие susceptum
приёмник receptor

Противоречие contradictia (dictio – речь, говор)
приговор verdict

Противопоказание contraindicatio

Равновесие equilibrium (Libra – весы, мера веса. Отсюда же: lb, Lbs на ценниках в Америке)

Равноденствие equinoctium (в латыни это почему-то «равноночие»)

Равноценный equivalent (valor – ценность)

Рассечение dissectio (ср: секта, секция, сектор, биссектриса)
пересечение intersectio
насекомое insectum [11]

Расположение dispositio (positio – положение)
предположение propositio
положительный positivus

Связь conjunctio, connexus

Сложный complicatus
приложение applicatio

Собеседник collocutor (loqui – беседа)
собеседование colloquium

Современник contemporor (O temporа, o mores!
временный temporarius - «О времена, о нравы!» Цицерон)

Совпадение coincidentia
впадать incidere
запад occident

Сожаление commiseratio (miser – мелкий, убогий, жалкий)

Созвездие constellatio

Сознание conscientia (science – знание (англ.))

Сокращение abbreviatio (brevis [12] – короткий, краткий)
коротать brevitatem

Сорвать abruptum (ruptum – рвать)
прерывистый interruptus
прорыв perruptio
разрыв disruptio
подрывать subruptum
отрывисто abrupte

Сообщение communicatio (munis – общий. Ср: муниципальный)
сообща communiter
общительный communicabilis
вообще communitim

Соприкосновение contactus (tactum – прикасаться, трогать.
нетронутый intactus Ср: тактильный [13])

Сослуживец collega (legion! Вы в каком легионе служили?)

Сосредоточение concentratio

Состояние conditio

Сострадание condolare (соболезнование – condolence (англ.))

Сотрудник collaborator

Сочетание combinatio (bi – двойной, парный, чётный) [14]

Сравнение comparatio (pariter – равный)

Столкновение conflictus (flictus – удар, толчок)

Cходиться convenire (и снова: Veni, vidi, vici – Пришёл, ... ...)

Уничтожение annihilatio (Homo sum – humani nihil a me alienum puto. -
Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо)

Уподобление [15] assimilatio (similis – подобный)

Утверждение affirmatio (изначально: adfirmatio)
подтверждение confirmatio


Заключение (conclusio): все эти слова были взяты в произвольном, случайном порядке и отражают лишь мизерную часть воистину безбрежного океана примеров этого поразительного явления.



Между прочим, автор не я, а Михаил Баженов «Великий. Могучий. Русский?», Copyright 2012.


[1] Калька – в языкознании: слово или выражение, образованное путем буквального перевода частей иноязычного слова или выражения.

[2] «Пока дышу – надеюсь».

[3] Жизнь коротка, искусство долговечно!

[4] Гаплология – выпадение в слове одного из двух идущих друг за другом слогов. Результатом гаплологии являются, например, слова «знаменосец» (из «знаменоносец»), «минералогия» (из «минералология»), «близорукий» (из «близозоркий»), «трагикомедия» (из «трагикокомедия»), «коричневатый» (из «коричневоватый»), «радушие» (из «радодушие»).
В самом слове «гаплология» этого, однако, почему-то не произошло...

[5] Тавтология – повторение одних и тех же или близких по смыслу слов. Например: «спросить вопрос», «старая старушка», «современное время», «сегодняшний день».

[6] Коннотация – сопутствующее значение языковой единицы.

[7] Пришёл, увидел, победил.

[8] Вероятно, все эти слова («навечно», «наконец», «налево» и подобные) раньше писались раздельно.

[9] Судя по приставке sub- (= под-), изначально это была «подмощь». Отзвуки этого проявляются в словах «подмога», «подсобить».

[10] Точно так же и «похищение» раньше было «подхищением».

[11] Этот класс живых существ назван так, поскольку поверхность их тела покрыта «насечками».

[12] Ars longa, vita brevis est. – Жизнь коротка, искусство долговечно (Гораций)

[13] Тактильный – осязательный, связанный с ощущением прикосновения.

[14] Получается, что «сочетание», как и «комбинация», подразумевают лишь две составные части! А стало быть выражения типа «комбинации из трёх пальцев» попросту нелигитимны...

[15] Кстати, как следствие этого фонологического явления одни и те же части слова выглядят порой несколько по-разному под влиянием соседних звуков. Лучший пример – само слово «assimilatio», которое изначально выглядело как «adsimilatio» (приставка ad = «у», превратилась в as- , частично уподобившись следующему за ней звуку «с»).


Опубликовано 7th April 2012 пользователем Timas

Ярлыки: Культура, Этикет, общество
http://timas007.blogspot.ru/2012/04/blog-post_07.html

Tags: Языки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments