sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
sandra_rimskaya
sandra_rimskaya

Categories:

Негры в Армии США. 02




В годы войны офицеров для армии массово готовили специальные офицерские школы, ряд из которых специализировался на подготовке чернокожих командиров. Открытие и деятельность этих школ была обязана полковнику Чарльзу Янгу, первому чернокожему в этом звании в армии США, начинавшему в 1890-е годы службу в кавалерийских «частях буффало».

Первая из таких школ начал работать весной 1917 года в Форт Хуачука в Аризоне, с июня 1917 года действовала школа в Форт Де-Мойн в Айове, выпустившая 15 октября 1917 года 639 чернокожих лейтенантов и капитанов (из 1250 поступивших в нее кандидатов). Это был единственный выпуск школы в Де-Мойне, впрочем, еще около 700 чернокожих офицеров было подготовлены за время Первой мировой войны в других аналогичных центрах. Учитывая, что общее число офицеров в армии США к моменту окончания войны 11 ноября 1918 года составляло 203.786 человек, так что негров среди них, как выходцев из Национальной гвардии и «частей буффало», так и произведенных в ходе войны, было чуть более половины процента.

Боевому применению 92-й негритянской дивизии способствовало то, что в апреле 1918 года она перешла под командование французской армии, задействовавшей ее на фронте с туземными частями из французских колоний. Французы, несмотря на свою жесткость в захвате и управлении заокеанскими колониями и изрядный европейский снобизм, тем не менее, видели в своих цветных подданных людей (чем и объясняется то, что в годы Второй мировой едва ли не большую часть формирований «Свободной Франции» первоначально составили колониальные части, боровшиеся за освобождение своей метрополии).

Такого рода отношение французов к чернокожим солдатам, а особенно к офицерам оказалось для белых американцев необычным. Генерал Джон Першинг, командующий Американским экспедиционным корпусом во Франции, 7 августа 1918 года издал специальное секретное руководство для французов о том, как, по мнению американского командования, нужно правильно вести себя с чернокожими, в том числе и имевшимися в этих полках, как уже говорилось выше, чернокожими офицерами. Этот документ, опубликованный в мае 1919 года в негритянском американском журнале «Кризис», стоит ввиду обстоятельности в нем разъяснений привести полностью:

«Французской военной миссии, находящейся в американской армии.

Секретная информация, касающаяся негритянских американских частей.

Эта [директива] важна для французских офицеров, назначенных командовать черными американскими войсками, или живущими в тесном контакте с ними, дабы иметь точное представление о месте, которое занимают негры в Соединенных Штатах. Изложенная в данной директиве информация должна быть доведена до сведения этих офицеров, и в их интересах, чтобы эта информация была изучена и распространена [ими] далее. Она будет передана также французским военным через гражданские власти, дабы информировать по этому вопросу французов, живущих в военных городках, занимаемых американскими чернокожими войсками.

1. Американское отношение к негритянскому вопросу может быть дискуссионным для многих французов. Но мы, французы, полезем со своим уставом в чужой монастырь, если начнем обсуждать то, что кто-то именует «предрассудками». Американское общественное мнение единодушно в негритянском вопросе и не допускает какого-либо [его] обсуждения.

Возрастающее число негров в США (около 15 миллионов) создало бы для белой расы в республике угрозу вырождения, если бы не непроходимая пропасть между ними.

Так как эта опасность отсутствует для французского народа, французская публика привыкла к с дружественному и снисходительному обращению с неграми.

Эти снисходительность и дружественное отношение являются вопросами, которые огорчают американцев. Они считают это оскорблением их национальной политики. Они боятся, что контакт с французами пробудит в черных американцах чаяния, которые для них [белых] являются неприемлемыми. Крайне важно, чтобы действия [французов] не входили в глубокое противоречие с американским общественным мнением.

Несмотря на то, что чернокожий является гражданином Соединенных Штатов, он рассматривается как существо, уступающему белому человеку, с которым возможны лишь отношения по работе. Черные постоянно порицаемы за недостаток у них интеллекта и их хитрость, и за их склонность к неуместному сближению отношений [с белыми].

Пороки негров являются постоянной угрозой для [белых] американцев, которые должны строго их подавлять. Так, нахождение черных американских войск во Франции породило уже столько же жалоб на попытки изнасилования, как и на все остальные армии. И это несмотря на то, что черные солдаты, направленные нами [во Францию], были отборными по физическим и нравственным параметрам, а в целом число отбракованных [черных] при мобилизации было непропорционально большим.

Заключение:

1. Мы должны предотвращать увеличение любой близости между французскими офицерами и чернокожими [американскими] офицерами. Мы можем быть вежливыми и любезными с последними, но мы не должны общаться с ними так же, как с белыми американскими офицерами, так как это глубоко ранит последних. Мы не должны есть вместе с ними [с чернокожими], не должны пожимать им руки, стремиться говорить с ними или встречаться вне обязанностей по военной службе.

2. Мы не должны оценивать чернокожих солдат слишком хорошо, особенно в присутствии белых американцев. Является верным признавать их хорошие качества и исполнение ими своих обязанностей, но только в умеренных выражения и строго в соответствии с истиной.

3. Считайте обязательным для себя предотвратить местное население от «порчи» негров. [Белые] американцы приходят в ярость от любого публичного выражения близости между белой женщиной и черной мужчиной. Недавно у них вызвал публичные протесты шедший в кинотеатре Vie Parisienne фильм «Дети пустыни», в котором показана [белая] женщина в «приватном кабинете» с негром. Дружеские отношения белых женщин с темнокожими мужчинами также являются причиной глубоких переживаний для наших [французских] опытных колониальных служащих, которые видят в этом грядущую угрозу престижу белой расы во [французских колониях].

Военная власть не может прямо вмешиваться в этот вопрос, но она может через органы гражданской осуществлять определенное влияние на население».

Стоит отметить, что Джон Першинг в 1890-е годы служил в 10-м кавалерийском полку, одной из немногочисленных кадровых негритянских частей американской армии, в числе так называемых «частей буффало», отличившихся во время военных действий против индейцев и испанцев, приобретя за это в Вест-Пойнте прозвище «Черный Джек». Так что опыт командования чернокожими солдатами он имел и в какой-то степени опирался на него во время Первой мировой, когда даже присвоил одной из двух негритянских дивизий во Франции ту же символику черного буйвола, что и у «солдат буффало» на индейском пограничье. (Собственно «части буффало» в Первой мировой войне не участвовали – они несли службу на территории США.)

Да, нельзя не отметить, что негры не только служили в отдельных полках, но и то, что эти полки во Франции были объединены в отдельные негритянские дивизии (92-ю и 93-ю пехотные), явно для того, чтобы минимизировать контакты с белыми солдатами. В ходе Гражданской войны негритянские полки, кстати, также сводились в отдельные дивизии – например, в 1864 году при осаде Петерсберга в Виргинии.

Американское командование, вероятно, задумывалось и о последствиях скорого окончания войны, когда сотни тысяч негритянских солдат вернутся обратно в Штаты. У многих в памяти были радикальные заявления президента Вильсона о том, что после окончания войны негры получат те же права, что и белые. Кроме того, убивая на фронтах в Европе белых же солдат, чернокожие американцы могли утерять ощущение покорности господству белых и веру в его незыблемость. Кстати, после возвращения черных солдат в Штаты там действительно начали возникать военизированная негритянская самооборона – например, в июле 1919 года такие отряды отбили нападения белых солдат и матросов на черные кварталы в Вашингтоне и даже взяли под контроль федеральную столицу!

1919 год заслужил в истории Штатов название «кровавого». C июня по декабрь по 25 городам прокатились расовые беспорядки, жертвами которых стали 120 чернокожих. При этом примечательно, что крупнейшие из них происходили не на Юге, где еще была сконцентрирована основная масса негров, а на Западе и Севере. Отчасти это объяснялось переселением сюда в годы войны полумиллиона чернокожих из южных штатов, занявших места ушедших на войну белых рабочих. Крупнейшими из расовых беспорядков 1919 года был чикагские, продолжавшиеся с 27 июля по 3 августа, в которых погибло 25 негров (около 20% от всех их жертв от погромов в том году) и 10 белых. Этот промышленный центр США пережил перед этим наибольший наплыв негров с Юга – в 1910 – 1920 годах белое население города выросло лишь на 21%, а черное – в 2,5 раза.

Реакцией на необходимость «указать неграм их место» в двадцатые годы стал резкий рост численности Ку-Клукс-Клана, возрожденного в 1915 году. В 1923 – 1924 годы новый Клан объединил в своих рядах около 2 млн. американцев. 8 августа 1925 года в центре Вашингтона, прямо перед Капитолием, прошел самый грандиозный парад «клансменов» в их пугающей униформе, собравший, по разным оценкам, от 50 до 200 тыс. человек. При этом, что немаловажно, если первый Клан действовал в 1860-1870-е в южных штатах, то второй базировался на Среднем Западе и был популярен и на Севере, в него вступали преимущественно жители крупных городов. Так, в одном только Чикаго в 1920-е годы в Клане состояло 50 тысяч человек – столько же, сколько во всем штате Луизиана, одной из цитаделей Глубокого Юга. В Нью-Йорке тогда имелось 16 тысяч «клансменов», 36 тысяч – в Филадельфии, тогда как в одной из столиц Юга, Атланте, – 20 тысяч.

К ужесточению сегрегационной политики перешли и власти – не только на Юге, но и на Западе. «Когда черные начали массово переселяться в города Индианы в 1920-е годы, белое население отреагировало политикой ограничений [т.е. сегрегации]... К 1929 году школы [столицы штата] Индианаполиса были полностью сегрегированы. Не все северные города проводили политику, аналогичную индианаполисской. Некоторые города, подобно Чикаго, официально избегали сегрегации, но... школы были де-факто сегрегированы». На Юге сегрегация усиливалась благодаря принятию «расовых законов», таких, например, как принятый 10 марта 1924 года Генеральной ассамблеей Виргинии «Закон о расовой целостности» (Virginia's Racial Integrity Act of 1924), вводившей во все документы штата обязательную запись о расовом происхождении человека. Также закон устанавливал, что «все смешанные браки белых и цветных относятся к запрещенным этим законом», причем «по этому закону, термин «белый человек» применяется только к человеку, не имеющему ни капли какой-либо крови, кроме европеоидной; белыми людьми должны считаться и люди, имеющие 1/16 или менее крови американских индейцев и не имеющие примеси другой, неевропеоидной крови».

Можно сказать, что в какой-то степени США вернулись в расовой политике к уровню середины XIX века.

http://www.terra-america.ru/rasovaya-segregaciya-v-armii-usa-part-1.aspx

http://www.terra-america.ru/rasovaya-segregaciya-v-armii-usa-XIX-pervaya-polovina-XX-vekov-part-II.aspx

Источник


</div>

Tags: Гражданская война в США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments